атмосферный хогвартс микроскопические посты
Здесь наливают сливочное пиво а еще выдают лимонные дольки

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 20.03.97. не шуметь


20.03.97. не шуметь

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

https://i.ibb.co/Thd7Cz0/1.png https://i.ibb.co/yfV302H/3.png https://i.ibb.co/dcX1s86/4.png  https://i.ibb.co/QXcX1mK/5.png https://i.ibb.co/VWd2xH7/2.png
smith, tolipan
20 марта 1997 года
пиши аккуратнее! и не делай такие странные закорючки!

Отредактировано Erica Tolipan (04.07.24 15:45)

+3

2

Экзамены были на носу, а хвосты висели мертвым грузом на мизерной совести Закарии Смита. От того и были так тяжелы для него. Спасибо, что вообще о них помнил. Он вообще-то нормальный ученик. Получил У на СОВ всего лишь две штуки, и то потому что Астрономия его не интересовала (хотя он понимал, что возможно она связана с Прорицанием), а на Истории Магии было невозможно сидеть сконцентрированным. Все эти даты и имена не желали укладываться у него в голове. Хорошо, что ему больше не нужно изучать эти предметы (хотя опять же, он задумамывался над тем, чтобы подучить астрономию самостоятельно), и можно сосредоточиться на том, что казалось ему действительно важным, пусть он до сих пор не знал кем хочет быть в будущем. Под влиянием отца он всегда считал, что будет работать в Министерстве. Но в последнее время Зак понял, что не хочет опираться на желания отца и его прихоти. Взрослые называют это переходным возрастом вроде.

О хвосте по УЗМС Зак вспомнил, когда профессор Хагрид посмотрел на него весьма многозначительно на последнем занятии. А Зак думал, что этот полугигант весьма безобидный и забывчивый. Смит вообще не позволял себе пропускать уроки, но в тот день проспал. Просто вырубился причем не у себя в постели, а опять в библиотеке. Настолько завалился книгами, что мадам Пинс его не заметила и не разубила. Он чудом проснулся к следующему уроку. Ему передали, что было занятие по рунеспурам, и он решил, что ничего страшного, что он пропустил этих опасных змей. Профессор Хагрид, конечно, лично его искать не будет и не стал, но вот то, что он вспомнил про Зака перед экзаменом было странно. Или может самому Заку показалось.
В общем Смит засел с книгами в библиотеке, страдальчески глядя на страницы, исписанные и изрисованные информацией о рунеспурах. Он слышал, как Элис возмущалась, что сестры не было на этом уроке тоже, поэтому предположил, что Эрика, возможно, тоже захочет подянуть знания с ним, если не сделала этого раньше. А если сделала, то поможет и просто побудет компанией. С ней явно будет быстрее, чем в одиночку.
Хотя Зак знал чем обычно заканчивается обучение в компании. Но записку Эрике все равно послал.

+3

3

Многие студенты накануне каникул чувствуют себя слишком расслабленно. Ну а зачем учиться, если вот-вот наступит недельный отдых? Но Эрика пыхтела за учебниками до последнего учебного дня. Между прочим, скоро экзамены. И она хочет сдать их куда лучше, чем сдала СОВ.
Поэтому увидев записку от Зака за ужином, Эрика улыбнулась и приняла решение в ту же секунду.
Конечно же, она пойдёт в библиотеку. Как можно отказать кому-то в посещении этого чудесного места?

Во-первых, это прекрасный повод посидеть за кипой учебников, да ещё и в компании. Рунеспуров Эрика прошла практически сразу после пропущенного занятия, но повторить ещё раз - почему бы и нет. К тому же, пока Зак изучает этих противных и мерзких существ Эрика может взять какую-то книжку поинтереснее. Ей нужно сделать упор на травологию, которая в этом семестре у неё очень сильно западает.

Во-вторых, это отличный предлог для того, чтобы встретиться с другом. Эрика не очень красиво повела себя в тот день на поле и даже несколько дней переживала на этот счёт. А поэтому надо убедиться, что Зак не злится и вообще, что между ними всё в порядке. Тот вечер, в целом, был каким-то странным и остался в памяти неглубокими царапинами.

Эрика закинула в сумку пергамент, несколько чернильниц, учебник по магическим существам, который она купила на зимних каникулах, и ещё кучу всякой ерунды, что казалась Эрике необходимой. И поспешила в библиотеку.

Переступив порог библиотеки, Эрика оглянулась в поисках Зака и даже начала переживать (а вдруг он не пришёл?), когда заметила его в дальнем углу в окружении нескольких учебников.

- Привет, - улыбнулась она Заку и задержала на нём взгляд чуть дольше положенного. В отличии от предыдущей их встречи, сейчас Эрика была в прекрасном расположении духа. А библиотека могла только улучшить и без того отличное настроение девушки. - Рунеспуры значит?
Эрика села рядом с хаффлпаффцем, повесила сумку на спинку стула, оглядела то, что есть на столе и недовольно фыркнула.

- Этого ведь недостаточно, - Эрика тут же вскочила и убежала пополнять количество учебников на столе. Прошла несколько книжных рядов в поисках нужных учебников и взяла три необходимые книги. А после разговора с мадам Пинс в руках Эрики появилось ещё две книги.
Вернувшись к Заку, Эрику едва ли было видно за книгами.

- Вот теперь, кажется, всё. - Тяжело вздохнув, девушка положила все книги на стол.

- Ты уже что-то сделал?, - Эрика достала из сумки пергамент, несколько чернильниц, три пера, ещё один учебник и выжидающе посмотрела на Зака.

Отредактировано Erica Tolipan (19.06.24 08:41)

+2

4

Если Эрика была в хорошем расположении духа, то Зак, кажется не очень. По ее лицу было все понятно. Учеба была приятна Эрике. Она, кажется, могла её обижать сильнее... Ну, нет, не Элис. Но определенно, учеба была на втором месте после Элис. Закарии она такого же удовольствия не доставляло. Казалось для него удовольствие лишь критике других. И в ничегонеделании. Любимое занятие. Но было сложно смотреть на такую радостную Эрику и не думать о том, что он сделал верный выбор на верного партнёра по учебе. Несмотря на то, что было что-то странное на квиддичном поле несколько дней назад. Хотя кроме того, что он начал как-то странно думать об Эрике, ничего такого... Точнее не странно. Он... В общем, неважно. Рунеспуры, чтоб их. Смит со вздохом проводил Эрику взглядом, когда она пошла за дополнительными книгами.
— Это всего лишь рунеспуры, а не драконы, Эрика. — Устало проговорил он и подвинул к ней конспекты, которые только начал. — Я думаю нам нужна... — он вспомнил, что она уже сделала все, наверняка, — мне нужна практика. Все эти буквы без нее бесполезны. Я могу запомнить все, что тут написано, но какой смысл.

+3

5

- Не драконы? - У Эрики округлились глаза на столь смелое заявление Зака. - Они не менее опасны, чем те же самые драконы! У них целых три головы, и каждая из них может очень сильно тебя укусить или прыснуть ядом! Нельзя так беспечно относиться к этим чудовищам!
Эрика недовольно покачала головой и подвинула конспект Зака ближе к себе для детального изучения. Смотреть там было особо не на что, ведь Зак только начал работу над рунеспурами.

- Ну... Начало неплохое... - Эрика, как умела, попыталась поддержать друга. Но над навыками сочувствия и считывания людей нужно ещё поработать. А поэтому голос Толипан звучал скорее снисходительно. По её голосу сразу можно было всё понять. - Но нужно ещё многое написать.

Эрика видела упадническое настроение Зака и, кажется, начала осознавать, что пора бы перестать надеяться на радостных друзей в библиотеке. Студенты в прекрасном расположении духа могут быть, где угодно на территории школы, но только не здесь.
Заходя в библиотеку, её сверстники становятся печальными, злыми, вялыми. Светящееся счастьем лицо Эрики явно выбивалось из общей массы учеников.

- Мы не можем приступить к практике, пока не освоим как следует теорию. К тому же, Хагрид не подпустит нас к рунеспуру. По крайней мере, без него самого. А ты разве хочешь провести вечер в его компании?

Конечно, Эрика в куче учебников - не самая прекрасная компания для молодого человека, но девушка всё-таки надеялась на то, что Хагрид - компания ещё хуже.

Эрика передаёт Заку его конспект, а после подаёт коричневый толстенный учебник, который наводит разве что жуть и отвращение к обучению, а не предвкушение от его содержания.

+3

6

Эрика слишком перегибала палку, но это лишь потому что она была достаточно эмоциональной, в отличии от Закарии, который смотрел на ее внезапно преобразившееся лицо. Почему он раньше не замечал, что даже когда она злится, то все равно остается симпатичной? Хотя это была не совсем злость. Кажется, ее радость от занятий в библиотеке ничто не могло перебить. Возможно, стоило позвать ее сюда после поля? И что бы они тут делали? Рунеспуров изучали? Почему бы нет? Смит позволяет себе подумать об этом некоторое мгновение, а затем вспоминает, что тогда ему поскорее хотелось оказаться подальше из-за всех странных чувств и ощущений. Воспоминания о них снова напомнили каково это, и Заку пришлось отвести взгляд на свои начатые конспекты, которые не требовали оценки, но Эрика решила, что это ее долг сказать что-то о них. Смит скривил лицо. 
— Ага, — лишь отвечает он и придвигает пергамент ближе и собирается было писать, но сосредоточиться совсем не может. Стоило Толипан прийти, как все стало напоминать лишь о том, как они валялись на поле. Зак смотрит в книгу, а видит лишь то, как поймал ее на руки и то, как она прижималась к нему. А еще цветы и корица.
— А ты что будешь делать? — Как бы не взначай поинтересовался он.

Отредактировано Zacharias Smith (20.06.24 15:42)

+3

7

- Я буду... - Эрика перебирала мысли в своей голове. А что она вообще собиралась делать? Раньше Эрика говорила с Заком, особо не думая перед этим. А теперь практически каждый раз её слова проходили тщательный отбор. А вдруг он подумает что-то не то? А вдруг ему не понравится? 

- Мне нужно позаниматься травологией, - говорит Эрика, старательно подбирая нужные слова. - Так что ты пиши, а я пока почитаю!

Эрика достаёт из сумки свои конспекты про тентакулу и учебник (сколько книг у неё там?). Целых пять минут читает, практически не отрываясь, а после начинает то и дело поглядывать то в сторону конспекта, то на Зака.
Вглядывается в его черты лица и понимает, что улыбается как какая-то глупая девчонка. Одёргивает себя, надеясь на то, что Смит ничего не заметил. Не заметил ведь? Иначе она точно сгорит от стыда и побежит к Элис прямо сейчас жаловаться на тяжёлую девичью долю.
И почему она вообще себя так ведёт?

Вновь пытается сконцентрироваться на растениях и способах их усмирения. Но буквально через пару минут вновь (в который раз?) смотрит сначала на Зака, а затем медленно опускает взгляд на его конспект.

Читает, что там у него написано, и недовольно хмурится. Где его вообще учили так оформлять конспекты?! Но её настрой смягчает на удивление красивый почерк Зака. Практически такой же как у неё! А если бы Эрика не была такой зазнайкой, то признала бы, что даже лучше, чем у неё.

- Ух ты, - восхищается она его идеально выведенными буквами. - У тебя написана какая-то ерунда. Мне не нравится. Но почерк очень красивый! Научи меня рисовать такие же закорючки! Они восхитительны!

Эрика убирает в сторону учебник по травологии, кладёт перед собой чистый пергамент и открывает новую чернильницу.

Отредактировано Erica Tolipan (20.06.24 16:24)

+3

8

Травология значит... Ну что за ерунда? Зачем он вообще ее позвал?
Потому что хотел, дубина. Она вообще-то ему даже спасибо не сказала за то, что он ее спас, когда она падала.
А так ли сильно ему нужно было это спасибо?
Зак всегда ждал, чтобы его признавали, но от Эрики ему, на самом деле, все это не надо было. От Эрики было достаточно того, что она была рядом и отвечала на его подколы или может подкалывала кого-то вместе с ним.
— Ага, — в очередной раз очень мудро выдает Смит, когда девушка берется за книги по травам, показывая, что он принял ее деятельность. Что ж... Если что-то будет непонятно по рунеспурам, он спросит. Точнее, если сможет вникнуть.

Некоторое время они сидели молча, но Зак понимал, что то и дело косится на Эрику и совсем не запоминает то, что там пишет у себя на пергаменте. А потом она вдруг обращает внимание на его закорючки и говорит, что они красивые. Смит в недоумении смотрит на то, что написал. Ошибка на ошибке, но про почерк он ни раз слышал от Сьюзен. Смит смотрит на девушку в недоумении, а затем отодвигает книги и все, что написал. Все равно ничего не запоминается, берет перо и молча выводит крючки, которые делал на конце букв, давая Эрике посмотреть, как он это делает, подождал пока она повторит, наблюдая за тем, как она старательно выводит линии, чуть нахмурив брови от усердия. Невольно усмехнулся и поднялся, чтобы встать позади девушки и обхватить ее руку с пером своей. Запах цветов и корицы снова ударил в нос, и Зак вдохнул его полной грудью, чувствуя как теплеет в груди.
— Так, — лишь тихо произнес он, помогая Толипан вести руку.

+3

9

Эрика попыталась сделать так, как делает Зак. Но её закорючки совсем не были похожи на его. Эрика недовольно хмурилась и была настолько сконцентрирована, что этому мог бы позавидовать любой семикурсник, готовящийся к ЖАБА.
Эрика повторяет всё то, что делает Зак. Вот сюда рукой, а затем вот сюда, а конце вот такую красивую полукруглую линию. Эрика смотрит на своё творчество, а потом на то, что сделал Зак. Её работа даже рядом не стоит с тем, что получилось у Смита. Скорее всего, дело в том, что движения гриффиндорки слишком резки и быстры, а от того все её линии угловаты и грубоваты, нет той мягкости, что присутствует у буквах у Зака.

Эрикой вновь начинает овладевать злость, тогда как Зак обходит её и встаёт прямо позади неё, берёт её руку с пером в свою и начинает  аккуратно водить по пергаменту, показывая как делать правильно.

Эрика ненавидит, когда её начинают учить и показывать, как делать лучше. Но сейчас она чувствовала какое-то непонятно спокойствие, тогда как её сердце заметно участило биение. Толипан затаила дыхание, чтобы не упустить ни единого мгновения того, что сейчас происходило.
Ей нравилось, что Зак находился так близко. Нравилось улавливать нотки морозной свежести, что исходят от него. Ей нравилось просто, когда он находился рядом.

Эрика слегка наклоняет голову и понимает, что макушка её головы касается подбородка Зака. Но в этот раз Эрика не спешит одёргивать себя и решает пустить всё на самотёк. Для любящей контролировать всё до мелочей Эрики такое было необычно, но девушка не придала этому никакого значения.
Эрика чувствовала себя защищённой и понимала, что в компании Зака ей ничего не грозит, а поэтому полностью положилась на случай. Иногда нужно отпускать тотальный контроль абсолютно всего, что тебя окружает.

- Можно я попробую сама? - произносит Эрика с излишней теплотой в голосе. - Я, кажется, поняла.

Эрика пытается сделать сама то, что только что сделала с  его помощью. В этот раз получается на порядок лучше, буквы становятся мягче, но в них всё равно присутствует лёгкая небрежность и излишняя заострённость.

- Вот так? - Спрашивает Эрика, поворачивая голову к Заку и смотрит на него в упор. Они находились на очень близком расстоянии, как тогда на поле, девушка вновь затаила дыхание. Смущение вновь овладевало ею, но Эрике нравилось, когда Зак находился так близко к ней.

Интимность момента испортила подлая чернильница. Эрика отвлеклась на черты лица Зака, отмечая про себя остроту его подбородка и красивые глаза, напоминающие утреннее безоблачное небо. Случайно повела рукой, задев открытую чернильницу, что стояла рядом. Та с лёгким стуком упала прямо на пергамент, заливая красивые буквы Зака и Эрики тёмными чернилами.

+2

10

Макушка Эрики удобно ложится под подбородок - так и хочется опереться, но Зак не уверен, что не получит за это оплеуху. У девчонок это обычно естественно, они могли спокойно друг дружке класть всякие части тела куда угодно. Между братом и сестрой, возможно, тоже, хотя Зак редко видел подобные взаимодействия в стенах замка. Между Эрикой и Элис? Может быть. Но сестер он редко видел вместе, потому что сам обычно предпочитал избегать общества одной из Толипан, чтобы случайно не нарваться на гнев другой. Как вообще Элис умудрялась быть более девчачьей, при том, что всякие девчачьи штуки больше предпочитала носить Эрика? Иногда Закария серьезно задумывался о том, что у Эдварда какой-то пунктик на девочек-девочек, которые были слишком наивными. То Сьюзен, то Элис. При этом они никогда не обсуждали какие девчонки нравятся Закарии, потому что тот всегда отвечал одно - никто, скрывая свою симпатию к Грейнджер, которую просто невозможно было не замечать. Курса до четвертого он терялся в догадках нравится ли она Поттеру. Или Малфою. На четвертом курсе все перекрыл Виктор Крам. В этом году Закария уверен, что она и Рон Уизли, возможно, не просто друзья. И Смит все равно бы ни за что к ней не подошел. Он был уверен, что он ее раздражает также, как и всех друзей Поттера. Грейнджер была просто недостижимым идеалом, до которого могли дотянуть разве что Избранные, которыми были Поттер и Крам. Уизли за счет того, что он ее лучший друг с первого курса, возможно. Смит даже не хотел в это влезать, чтобы разбираться. Мозги, наверное, вовремя встали на место, позволяя взглянуть шире и ближе. Увидеть кого-то равную себе. С самого начала.

Закария выпускает руку Эрики, позволяя ей самой закончить надпись. От касания к ее коже ладонь горит, но не так, будто он обжёгся, а подержал ее на теплой чашке чая.  Он не отстраняется, наблюдая за тем, как она пытается повторить все, что он ей показал, и улыбается.
— Лучше. Но до моего уровня, конечно, еще далеко, — усмехается Смит, глядя прямо в ее глаза цвета серебра. Эрика не отводит взгляд, и он тоже не спешит, позволяя себе снова ощутить все те чувства, которые коснулись его сознания на поле наедине с Эрикой. Неужели...
Чернильница, которую задела Толипан, залила пергамент. Зак медленно покосился в сторону стола, а затем снова посмотрел на Эрику. Сделала это специально? Зак достал палочку.
— Тергео, — поспешил произнести он, и чернила, к сожалению все, втянулись в его палочку. Пергамент перед Эрикой снова оказался чист.
Момент был упущен. Вздохнув, Смит вернулся на свое место.
— Расскажешь, что случилось тогда на поле? — Как бы невзначай спросил он, снова глядя на свои конспекты. Он специально не стал уточнять про что он конкретно, надеясь, что она скажет что-нибудь лишнее.

+2

11

Упавшая чернильница будто окунула Эрику в ведро с холодной водой. Девушка вздрогнула от неожиданности.
Что она вообще делает? Любуется чертами лица Зака и тонет в его красивых глазах? Что с ней происходит? Разве друзья так себя ведут?
Ну, конечно, ведут! Сама себе ответила Эрика.

Ведь она часто восхищается очаровательным видом сестры или опрятным видом Эрни. А недавно она подметила, что Олливандер в парадной мантии выглядит как настоящий джентльмен. Хотя он всегда выглядит как настоящий джентльмен.
Это ведь то же самое? Такие чувства она испытывает и к Заку. Он друг. Очень красивый друг.
Они знакомы очень давно и дружат продолжительное время, но Эрика никогда не смотрела на Зака иначе. Но несколько дней назад что-то произошло. Его касания и его улыбка вызывают в ней переполох и странное волнение.

Эрика понимает, что, кажется, вновь придётся вернуться к изучению рунеспуров и травологии. Удивительно, но на сей раз её это не особо радует. Мысль о тентакулах навеивает тоску и печаль, а не приятную взволнованность как раньше. Куда лучше было выводить какие-то бессмысленные буквы, что образуются в слова, вместе с Заком, чем снова тонуть в учебниках по отдельности.

Эрика открывала учебник, когда Зак застал её врасплох своим вопросом. Что он имеет ввиду? Что хочет знать?
Гриффиндорка молчит несколько минут, пытаясь собрать все свои мысли воедино.

- С самого утра я очень злилась, - вздыхает Эрика, не решаясь посмотреть на Зака. Смотрит в учебник и бессмысленно листает страницы. Благо страниц в учебнике много, их можно листать бесконечно.
- Я пыталась переписать эссе, которое не принял профессор Слагхорн, - вздыхает Эрика. – Несчётное количество раз его переделывала, и всё никак не получалось то, что мне было нужно. Ненавижу, когда у меня не принимают домашнее задание, я чувствую себя самой настоящей тупицей. Это и выбило из колеи.

Эрика продолжает листать учебник, пролистала страничку с тентакулами. Взгляд улавливает какие-то слова из учебника, но мозг не утруждает себя в сборе этих слов в единые предложения.
- Прости за тот вечер… - Говорит Эрика, но сама не понимает, за что она извиняется. За то, что упала ему в руки или за её ужасное настроение. – Почему ты тогда ушёл?
Эрика задала вопрос и практически сразу пожалела об этом. Не уверена, хочет ли знать на него ответ.

+2

12

Все из-за какого-то глупого эссе. Закария мог бы предположить. Кажется, он и предполагал, хотя не особо запомнил, что было до того, как он поймал Эрику на руки. Хотя он прекрасно понимал Эрику в стремлении быть лучше. Другой вопрос старалась ли она для себя или же, как он, для кого-то еще. С каждым проигнорированным отцом успехом, Зак думал о том зачем он вообще старается? Возможно, не стоило раньше задуматься о том, что его отец видит только проколы Зака, а успехи принимал как данность.
— Мы вдвоем знаем, что ты не тупица, — произнес Смит так, будто констатировал факт. — Все ошибаются. Но не все исправляют ошибки. А ты исправляешь.
Смит мог бы посоветовать ей воспринимать неудачи проще, но вряд ли Эрике нужны его советы. Он просто надеялся, что донес до нее суть.

Сама она неожиданно удивила его своими извинениями. Они обычно никогда не извинялись за свои подколы, потому что принимали их за дружеское подтрунивание. Но она была злой. А он привык принимать ее злость. Не потому что на него все постоянно злились, а просто потому что они принимали друг друга такими, какие они есть.
Но добивает она Зака вопросом. Тот перестает неловко водить пером по пергаменту, поджимает губы, думая, что сказать. Он мог легко соврать. Выдумать, что угодно. Говорить о ворохе, который она подняла в нем, он не собирался. Это было бы неправильно.
— Думал, что от меня воняет, — проговорил он, скорчив лицо. — А ты из-за приличия не хочешь мне говорить об этом.
Правда. Частичная. Эрика не стала бы молчать.
— Не люблю говорить про квиддич вне тренировок. — Зак вздохнул. Может быть, если поднять другую тему, то не будет больше воспоминаний о том дне на поле? — Я пошел в команду лишь для того, чтобы папа мной гордился. Я... все мои успехи были для него. И иногда я не знаю - это мое желание или его желание.
Странно было рассказывать об этом кому-то. Особенно Эрике. Закария вообще редко рассказывал о себе, но он решил раскрыть одну часть души вместо той, которую пока открыть не готов, неуверенный, что она сможет это принять.

+2

13

Не правда. У умных всегда принимают домашнее задание с первого раза!
Хочет сказать Эрика, но молчит, а на лице вновь появляется лёгкая улыбка.

- Ну и дурак! – Удивлённо восклицает Эрика и закатывает глаза. – Если бы от тебя пахло, я бы сказала. Ты же знаешь.

Эрика пожимает плечами и пытается вспомнить: а правду ли она вообще сказала? Не помнит, как пах Зак в тот вечер, но явно не отталкивающе, как ему показалось. Что вообще за глупости посещают его голову?
Толипан почти всегда говорит то, что у неё на уме за исключением некоторых особых случаев. А уж если её друзья и знакомые выглядят не должным образом, Эрика обязательно это заметит. И, пожалуй, не всегда в вежливой форме.

- Меня очень злят такие родители, - говорит Эрика и невольно вздыхает. – Почаще делай то, что хочешь лишь ты сам! Самое главное, не потерять себя в желаниях стать лучше для кого-то. И не важно родительские это желания или нет. Наша матушка не лучше. Её не волнуют наши с Элис желания. Она делает так, как хочется ей. Ну и прикрывается своим обыденным «так для вас будет лучше, девочки». Не думаю, что для Элис было бы лучше выйти замуж за тупого Гойла. Она бы с ума с ним сошла. Наверное, и меня ждёт то же самое. И от этого становится очень мерзко.

Эрика вздрагивает и будто отряхивается от навеянных воспоминаний и голоса матушки, которая старается контролировать каждый шаг Эрики. И если Элис легко удаётся противостоять матушке, то Эрика обычно кивает головой как китайский болванчик и делает то, что говорит её мать.

Эрика без труда открывается Заку, даже не задумываясь о том, что может взболтнуть чего-то лишнего.

- Я хотела сказать… - Девушка практически не делает паузы после предыдущей тирады, чтобы не было времени передумать. Ей тяжело за что-то благодарить людей, но в этом случае стоило всё-таки это сделать. И если она не скажет этого сейчас, то вряд ли скажет в какое-то другое время.
- Спасибо, - говорит она и всё так же смотрит в учебник, наконец-то, остановишь на страничке с цапнями. – За то, что не дал мне упасть. Дважды.
Вот теперь она решается поднять на него свой взгляд. Робкий и неуверенный, так непохожий на взгляд вечно уверенной в себе Эрики.

+2

14

Говорить о родителях странно. Особенно, когда Зак особо никому не рассказывает, а о истории Толипанов слышал от Эдварда, который типа попытался Элис от брака спасти своим браком с ней. Смиту вообще было противно слышать о женитьбе, когда ему еще даже семнадцати нет. Дом, жена, дети... Отец тоже постоянно твердил о том, что Зак должен взять хорошую девушку из чистокровной семьи, чтобы потомственная кровь Хельги Хаффлпафф не утонула во внезапной маггловской примеси. Не то чтобы его отец называл магглорожденных гразнокровками, но уж очень он радел на свое родство с основательницей Хогвартста, хотя даже ее реликвию их род не сохранил, как Зак слышал.
— Я уверен, что ты сможешь дать своей матушке отпор, — усмехается Зак, глядя на Эрику. Ему просто не верилось, что эта девушка даст себя в обиду собственной матери. Она же защищает свою сестру от других обидчиков. Неужели не сможет защитить себя? — Или попроси Эда тоже взять себя в жены, если что. — В шутку говорит он. А что? Одна близняшка у него уже есть, и его добрая душонка способна спасти вторую, взяв ее в жены. Не то чтобы Зак хотел отдавать Эду Эрику, но шутка ему показалась веселой.
В смысле отдавать Эрику Эду?
Смит нахмурился сам на себя за такие мысли.
Благодарность Эрики становится неожиданной. Зак смотрит на нее в ответ, пытаясь понять не шутит ли она и не розыгрыш ли это. Кажется, нет. Смотрит серьезно. Хотя смотреть серьезно у нее всегда получалось хорошо. Нет, это взгляд похож на тот, которым она смотрела на него, когда сказала не издеваться над Элис. И при этом так, словно ей сложно смотреть на него. Оно и понятно. Ему тоже сложно на нее смотреть сейчас. И будь он на ее месте, то смотрел бы также.
— Не за что, — теперь его очередь отводить взгляд. — Я всегда готов поймать тебя.

+2

15

- Тогда я готова упасть ещё раз, - еле слышно произносит Эрика и, пожалуй, впервые ни капли не жалеет о том, что сказала. Если ей этого хочется, зачем кривить душой и говорить какую-то чепуху, лишь бы было?
Тепло вновь растекается по её телу до самых кончиков пальцев. Она замечает, что Зак отводит взгляд, но не может понять почему. Что его беспокоит?
Но об этом сейчас нет времени думать. Она проанализирует весь этот странный вечер, когда вернётся в гостиную. А пока...

- Ну а теперь рунеспуры. И хватит отвлекаться! - Говорит она скорее себе, чем Заку. Надо же ведь уже, наконец, закончить конспект и что-нибудь выучить, а то они просидят здесь до самого закрытия.
Не то чтобы Эрика была против, ей нравилась библиотека и Зак среди книг. Но вдруг Смит уже устал учиться? Хотя они даже ещё толком не начали что-либо делать. Так, чисто для разогрева.
И вообще, нельзя оставлять незаконченные дела на следующий день. Поэтому пора бы взять себя в руки и хоть что-то выполнить.

- Кстати, а давай я тебе помогу с рунеспурами! - Эрика удивляется сама себе. Почему она раньше не предложила этого? Ведь это кажется таким очевидным, но её мысли в тот момент были, видимо, где-то далеко. А травологией она займётся, например завтра. Профессор Спраут уж точно не расстроится, а Эрика уж тем более. Как раз будет, чем заняться завтра с утра. - Вместе быстрее сделаем!

Эрика не предлагает, а утверждает. Зачем спрашивать, если ответ и так очевиден, правда? У них осталось не так много времени, а вдвоём они справятся быстрее.

- Кстати, всё-таки стоит предложить Элис эту идею... Ну с двойным замужеством. - Говорит Эрика, открывая все учебники по очереди на нужной странице и складывая их друг на друга. - Правда я не понимаю, где тебе перешёл дорогу Эдвард. Совсем тебе его не жалко. Но зато Элис точно понравится. Будем жить с ней в одном доме. Своими любовными делами они, конечно, будут заниматься вдвоём! А я так... Для красоты и спокойствия матушки.

Эрика начинает звонко смеяться, за что получает несколько "шшш" с соседних столов. Девушка одаривает каждого шикающего закатыванием глаз, но сразу же осекается и замолкает.

Рунеспуры...

Отредактировано Erica Tolipan (27.06.24 10:54)

+3

16

Ну и зачем она это говорит? Зак почувствовал как жар разлился по его лицу, достигая шеи. То ли Толипан дурочка, что хочет упасть еще раз, то ли он дурак, что согласился ловить ее постоянно. Не хватало еще, чтобы она убилась.
Хорошо, что Эрика вспомнила зачем они тут. Точнее зачем он тут. Она же по травологии учебники взяла. Но все решает помочь. Он на самом деле ее поэтому и позвал, только понятия не имел, как она будет ему помогать. И в глубине души все же надеялся, что они поговорят о том, что было на поле. Поговорили получается. И она даже извинилась. И он, как дурак, ведет себя теперь.
Совсем на него не похоже.
Закария чуть хмурится, когда Элис решает развить его шутку про замужество на Эдварде. Наверное, лишь для того, чтобы позлить его, хотя Зак даже не замечает толком, что злится, пока не представил себе, как Олливандер счастливо живет в обществе двух близняшек. Он хорошо относился к Эрике, поэтому Зак даже не сомневался, что они будут жить душа в душу.
Замечает Зак свою злобу только когда слишком должно смотрит в одну точку, а чернила оставляют кляксы на его пергаменте. Перо ломается в его пальцах. Смит немного удивленно смотрит на свои руки и на то, что он натворил.
— У тебя есть запасное перо? — Не обращая на себя внимание и на взгляд Эрики, спрашивает он. А потом немного молчит, когда она колупается в своих вещах. — Тебе нравится Эдвард?
Вопрос вылетает из него сам по себе, против воли. Он был уверен, что нет. До этого момента. Ведь это жених ее сестры. Но что мешает Эдварду нравиться Эрике даже будучи женихом Элис.
— Или... может кто-то еще?
Что на него нашло? С каких пор его это интересует?

+2

17

Эрика видит, как Зак буквально на глазах меняется в лице. Раньше он был просто недовольным, а теперь он хмурится и, кажется, злится. Толипан искренне не понимает, в чём дело. Что успело произойти? Она разве так плохо шутит? Раньше никто не жаловался.

Эрика отвлекается на книгу, но слышит хруст пера.

- Эти перья последнее время делают из ряда вон плохо! – Жалуется Эрика и роется в сумке в поисках запасного пера. Конечно, у неё оно есть! И не одно, и даже не два!
Эрика всё ещё копается в сумке, когда слышит вопрос, который заставляет её замереть на несколько минут. Что?

- Ты совсем что ли? - Эрика в упор смотрит на Зака, пытаясь уловить каждую его эмоцию. Передаёт ему новое перо, но всё так же не отводит от Зака взгляд.
Сломанное перо затуманило ему рассудок? Что за ерунду он несёт? Но всё-таки решила не шутить, Зак не выглядит так, будто готов воспринимать шутки.

- Эдвард никогда мне не нравился. Он ведь…

Эрика добавляет про себя «не ты» и пугается своей неожиданно возникшей мысли. В этот раз все ниточки не стали путаться в узел, а выстроились в красивый вполне понятный узор.
Ей нравился Зак. Даже не пришлось дожидаться вечера, чтобы проанализировать всё происходящее в библиотеке, на поле, да и в остальное время тоже. Он нравился ей по-настоящему.
Зак всегда рядом, когда Эрике требуется помощь. Да даже если не требуется.
Они вместе смеются и обсуждают всё подряд. Они даже вместе сетуют друг другу на глупых однокурсников.
Раздражается, когда рядом с ним красивые девчонки, да и некрасивые тоже. Эти глупые девицы ведь строят ему глазки.
А совсем недавно Эрика допытывалась до Сью, а не нравится ли ей Зак? И явно не из-за излишней заботы о личной жизни подруги.
Пауза затянулась. И, кажется, совсем скоро перейдёт из обычной паузы в подозрительную заминку, поэтому поспешила что-то сказать.

- Жуткая вредина и хороший друг. Просто друг. И никогда ничего большего между нами не было. – Наконец, дополняет Эрика своё предложение. - И никто другой мне тоже не нравится!

Эрика врёт, но не жалеет об этом. Она никогда не скажет никому такое, это ведь ужасно! А ещё в такие моменты признающийся человек выглядит слабым и незащищённым, уязвимым.
А Эрика не хочет, чтобы у неё были всякие там уязвимости.

- Кто-то попросил тебя узнать об этом? - Спрашивает Эрика и даже мысли не допускает, что Зак это делает по какой-то другой причине, известной (или нет) только ему одному.

Отредактировано Erica Tolipan (27.06.24 19:40)

+2

18

Он бы мог сам починить свое перо, но не вспомнил об этом, слишком удивленный собственным мыслям, словам и чувствам. Поэтому попросить помощи стало его первым действием, будто на инстинкте. И просить о помощи Эрику было естественно, потому что он знал, что она поможет. Потому что он сам всегда был готов помочь ей. Если не будет рядом Эрики, то кто у него останется? Лишь Эдвард да Сью, за которыми нужен был глаз да глаз.

Закария внезапно чувствует порыв облегчения. Странно думать, что Эрике действительно нравился Эдвард. Странно знать, что это не так и чувствовать при этом, как чувство будто свинец свалился с сердца охватывает. И при этом чувствовать, как тепло разливается по животу, когда Эрика смотрит так, чтобы ты точно был уверен в ее искренности. Закария невольно усмехается ей и самому себе.
Ну и идиотская ситуация.

— Никто. Просто было интересно. — Даже не врет он. — Ты вроде бы... гуляла раньше с кем-то?
Он даже не помнил с кем. Да и предпочитал не замечать раньше любовные дела Эрики. Почему решил заметить и спросить сейчас?
Слишком много почему.
Зак, ты же не тупица.
Да, Зак не тупица. Знает к чему это ведет. Поэтому ощущать это странно. И он не знает хочет ли он, чтобы это привел к чему-то более удачному, чем с Грейнджер, которая о нем даже не знает. Точнее о его настоящих чувствах к ней. А еще он не знает, как на это отреагирует Эрика. Они же друзья. Вдруг он сделает хуже?
Он не хотел сделать хуже. Не хотел потерять одного из немногих людей, что принимали его таким, какой он есть. Он боялся рискнуть и в то же время хотел этого.

+2

19

- Гуляла? Ты имеешь ввиду, что... - Эрика от удивления выгнула бровь. - Фу. Что за вопросы такие, Смит?
Гриффиндорка еле слышно усмехнулась, но через мгновенье вновь стала серьёзной.

Толипан совсем не верит Заку. Как это никто? Ведь кто-то точно попросил, поэтому он и спрашивает.
Не для себя ведь. Или...?

Эрика тут же откинула эту нелепую мысль. Такого просто не может быть. Они друзья, да и только. Ничего придумывать себе всякое, чтобы потом впадать в уныние и тоску, как это обычно и делают всякие девчонки.

- Прошлой весной мы ходили на несколько свиданий с Эрни. Элис сказала, что мне просто необходим кто-то, а Эрни идеально подходил на эту роль. Ну моя сестра так решила. - Эрика перевела взгляд на пергамент и начала рисовать рунеспура.
Это ведь отчасти считается выполнением того, зачем они сюда пришли. Подарит потом рисунок Заку, если успеет дорисовать. Пусть любуется рунеспуром, урок с которым он пропустил.

Странно было обсуждать такое с Заком, поэтому она всё ещё не решалась поднимать на Зака свой взгляд. Они никогда не обсуждали любовные дела друг друга. Эрика поморщилась, подумав о том, что Зак непременно пойдёт гулять с какой-нибудь красивой девочкой на каникулах.
Может остаться в школе?
Правда тогда матушка её уж точно прибьёт.

- Летом мы ездили отдыхать во Францию, познакомились с мальчиками. Но они там слишком воздушные. Я поняла, что мне такие не нравятся. - Эрика вяло водит карандашом по пергаменту, поэтому набросок первой головы рунеспура получается совсем уж бледный и невзрачный.

- А вы давно с Боунс встречаетесь? - Раз Зак задаёт вопросы, то Эрика считает своим долгом тоже что-то спросить.

Задаёт вопрос, который интересовал её уже очень давно. Зака очень часто можно заметить в компании Сью, они мило разговаривают и смеются. Между ними точно что-то есть, и Эрика заподозрила это очень давно.

Несколько дней назад гриффиндорка пыталась невзначай узнать что-то у самой Сьюзен, но та начала как обычно отнекиваться.
Хотя Сью - скромница, она никогда не признается в этом. А вот Зак - другое дело!

Подумав о том, как по вечерам Зак и Сью обнимаются и целуются где-нибудь в тёмном коридоре, Эрика невольно начала злиться. Поэтому даже не стала поднимать свой взгляд на Зака.
Её линии, образующиеся в одну из голов рунеспура, стали жёстче и чётче.

Отредактировано Erica Tolipan (30.06.24 22:56)

+2

20

Ну вот, теперь Эрика наверняка думает, что он какой-ниубдь странный.
— Да-да, ты права. Сам не знаю, что на меня нашло.
Ему же было всегда все равно на чужие страдания и любовные интрижки. Зак морщится, но Толипан все равно решает поделиться, что его радует. Видимо, его теперь способная порадовать любая ерунда. Или ерунда связанная с Эрикой?
— То есть ты гуляла с ним только потому что Элис так решила? — Заку в очередной раз пришлось подавить приступ неприязни, которые он ощущал, когда речь заходила о второй Толипан. В очередной раз доказательство того, что чутье его на ее счет не подвело. Она хоть и плакса, но, видимо, играла на любви Эрики, чтобы заполучить то, что ей нужно было. Вот и Эдвард попался в ее сети.
Но Закария подавил любой комментарий, который вертелся у него на языке, потому что обещал Эрике отстать от ее близняшки. Он старался. Правда. Но это было сложно каждый раз.
— Хорошо, — лишь говорит он, подавляя улыбку, которая рвется на рот против воли, когда Эрика упоминает мальчиков из Франции. Ничего хорошего, наверное, но это приносит ему странное удовлетворение. — Значит тебе нравятся заземленные? — Хмыкает Смит, а затем опускает взгляд на рисунок рунеспура, который Эрика начала, и берет перо, чтобы ей помочь. Будто так было легче. И говорить, и сдавать рунеспуров. А то поймут еще, что это не он рисовал. Нужно было добавить и своих штрихов. Хотя говорить и изучать змей сейчас совсем не хотелось.

— Чего? — Закария аж рисовать перестал, уставившись на Эрику после вопроса. Слишком неожиданный, слишком неправильный. — Мы чего с Боунс?
Он пытается уточнить не послышалось ли ему.
— Это кто сказал? Она?
У Закарии нет слов даже, чтобы описать свое возмущение. Нет, Сьюзен бы точно так не сказала. Она была ему словно сестра, о которой постоянно нужен был глаз да глаз, чтобы она нигде не потерялась, чтобы ее никто не обидел, чтобы она вовремя убегала и вовремя делала те действия, которые требуются для ее благосостояния. Возможно, поползли слухи с тех пор, как Эдвард и Сьюзен расстались, и Заку пришлось проводить больше времени с Боунс, потому что Эдвард был с близняшками.
— Мы не встречаемся. — Зак фыркнул от такой ерунды, а затем осторожно подвинул ее руку своей, чтобы она не продырявила пергамент пером. Касание кожи к коже было приятным и теплым. Смит чуть усмехнулся. — Не думаю, что Сьюзен смогла бы быть со мной счастлива. Я слишком резок на слова. А она такая же мягкая, как... — Зак чуть не сказал "как твоя сестра". Осознание того, что Элис и Сью похожи характерами посетило его только сейчас. Зак не был уверен, что Эрике понравится такое сравнение. — Как кролик. С кроликами не встречаются.
Странно, но сойдет.
— Какие еще слухи обо мне ходят? — Решил уточнить он, возваращаясь к рисунку. — Полезно знать, чтобы парировать.

+2


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 20.03.97. не шуметь