атмосферный хогвартс микроскопические посты
Здесь наливают сливочное пиво а еще выдают лимонные дольки

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 25.12.96. Dance with me


25.12.96. Dance with me

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.ibb.co/NnGScDS/efwfewfewfwe.gif
Becky Arncliffe, Chauncey Summers
25 декабря 1996 год (среда)
Рождественский лакшери бал

Так бывает, когда два параллельных мира пересекаются.

+3

2

Только в Рождественское время можно было отлично наварить деньжат, учитывая, что за такие мероприятия неплохо платили. Особенно за те на которые приходили очень богатые персоны этого мира, которые морщили свои носы, глядя на устрицы, креветки, икру и думая, что они заслуживают еще чего-то более особенного!

Чонси тоже хотел заслужить этого "особенного", но даже пробиться на такой балл в качестве официанта - был еще тот вызов. Помогла лишь подделанная биография и отец - известный драконолог, потому что иначе с ним даже не стали бы разговаривать. Остальные официанты тоже здесь должны были быть детьми не самого последнего сорта, ведь иначе в мир богатых и счастливых их бы никто не пустил, а именно такой мир помогал держаться на плаву и засовывать галлеоны в карманы. Последнее для Чонси было самым важным. В отличии от настоящих детишек важных шишек, которые рядом с ним стояли в выглаженных рубашках, он-то знал, что ему путь в этот мир заказан. И только ложь была ключом к тому, что он приоткрыл ту самую завесу возможного заработка, когда у других отсюда был реальный шанс однажды стать кем-то на другой стороне, кому будут подавать икру в ракушке на подносе где-то в похожем месте.

Плохо быть бедным. А быть бедным в Рождество и вовсе не хотелось. Но ничего, он отработает эту смену и сможет даже купить подарок маме, дедушке, лучшему другу и той самой, у которой и так всё было. Угораздило же его так влюбиться!

– Коктейли? - Интересуется юноша с вежливой улыбкой лакея, чувствуя себя последним болваном. А, пускай! Оно не так обижает, когда кто-то со снисходительной улыбкой и берет этот самый коктейль, но вот когда его даже не одаривает взглядом, принимая за какой-то подвид домового эльфа, заставляет вздыхать и идти дальше. Продолжая улыбаться. Работа у него такая, ничего не скажешь.

Чонси проходит еще несколько рядов волшебников предлагая велком-дринки. Безалкогольные, но незабываемые. Хрен знает, что там, но если его босс их так называет, то видимо он знает почему.

– Коктейль, сэр? - Вежливо интересуется Чонси у очередного волшебника и почему-то замирает, когда другой волшебник окликает этого мужчину так как Чонси привык называть кого-то другого.

– Арнклифф! Рад видеть!

Саммерс почему-то делает шаг назад, рефлекторно, будто бы действительно пугается этой встречи, но мистер Арнклифф как раз обращает взгляд к нему. Глядит так, как будто бы не видит ничего стоящего, а потом тянет руку к Саммерсу, забирая коктейль и отвечая на приветствие другому мужчине.

Даже не зная, что этот ничем непримечательный официант в свободное от работы время, целуется с его дочкой. Да уж, отличный получился велком-дринк.

Отредактировано Chauncey Summers (05.07.24 14:13)

+2

3

Она вернулась домой только вчера вечером, перед самым Рождеством, хотя обычно делала это одной из первых. В этот раз хотелось задержаться в Хогвартсе подольше, потому что...потому что в объятиях Чонси слишком тепло, слишком безопасно, находиться в этом пузыре настолько хорошо, что высовывать нос в реальный мир не хочется. Но приходится. Есть обязательства, правила, против которых идти она не может, во всяком случае пока.

Родной дом холодный и пустой, все как обычно, не то, чтобы Бекки ждала изменений, чудес не бывает, она достаточно взрослая, чтобы понимать это. Пока родители на работе можно без зазрения совести поспать, не боясь, что прилетит укоризненный взгляд за то, что впустую тратит время. Бездельники ничего в своей жизни не добиваются, так ее учили с самого детства. Из-за этой глупой установки детства нормального она не видела, да и будучи подростком едва ли успела распробовать радость жизни, только сейчас начинает делать первые шаги. Привычный мир пошатнулся, пошел трещинами, ведь кажется, что главное в жизни — быть счастливым, а не каким-то там супер успешным.

Жаль, что было не с кем спорить, так бы Бекки с удовольствием сделала ставку и выиграла бы. Бернис, увидев дочь, первое что делает — пристально осматривает, говорит, что та хорошо похудела, но выглядит бледной, нужно это исправить до завтра, ведь Рождественский прием — очень важно, столько особых гостей туда приглашено. Все сливки магического общества, которые вершат судьбу этого мира, во всяком случае верят в это. Бекс от них тошнит: от вычурных нарядов, да надменных выражений лиц, эти люди неприятны, но быть там ее обязанность, как наследнице семьи.

Что удивительно — в этот раз у нее появляется подобие выбора. Разумеется цветовая гамма выбрана, как семья они должны быть гармоничны. Ребекка долго рассматривает платья, что ютятся в шкафу, выбирает то, что выглядит максимально простым, без этих странных вышивок и камней.

На самом деле, простым это платье не назовешь, плечи открыты, декольте в рамках приличия, но обнаженной кожи слишком много, талия затянута в корсет, шифоновые рукава струятся по рукам, а несколько слоев длинной юбки, к удивлению не добавляют объема бедрам. Может дело в благородном цвете «морской волны»? В общем, ей все равно, весь скорее всего половину вечера проведет в компании такого же скучающего Нейта, они слишком давно варятся в этом, чтобы поддержать друг друга и отвлечь от накатывающей грусти.

Чего Бекки не ждет, так это увидеть знакомые кудри, в этот раз выглядящие более опрятно, потому что ее парень стоит с подносом в руке, предлагая главе семейства Арнклифф напиток. Ей вообще все равно кого они встретят, быть красивой куколкой для нее привычно, сыграть роль не проблема. Именно поэтому по прибытии даже не смотрит по сторонам, не восторгается убранством зала, не делает ничего из того, что должна впечатленная особа. Уже заранее чувствует скуку. Жаль сбежать не получится.

Пальто забирает один из волшебников, обслуживающий этот вечер, девушка кивает и тихо говорит слова благодарности, чем удивляет мужчину. Да, тут даже вежливость является диковинкой. Поправляет локоны, выпадающие из высокого пучка перед зеркалом и оглядывается в поисках отца, семьи всегда должны появляться вместе.

Саммерса видит только когда отец отходит в сторону, сжимая бокал в руке, нужно сделать то же самое, но она уже знает этого официанта, причем гораздо ближе, чем может себе представить кто-либо в этой зале. Сердце стучит, как сумасшедшее, а ладони потеют. Так сложно держать холодное выражение лица, потому что этот парень дорог сердцу, к нему она всегда проявляет искренние чувства и эмоции. Сложнейший выбор. Идеально ровная спина, шаги плавные, словно девушка не шагает, а плывет, каждый стук каблука о каменный пол отражается от стен, Ребекка замирает рядом с официантом, опустившим свой взгляд в пол, ждет, когда он удостоит ее вниманием, — Привет, — уголки губ приподнимаются в маленькой улыбке, взгляд теплеет, — не знала, что мы встретимся здесь, — нотки грусти Чонси уловит обязательно. Приди они как пара, все могло пройти незабываемо, но...

«— Ребекка, чего ты там застыла? Нас ждут,» — довольно грубо говорит отец делая нетерпеливый жест рукой, подзывая дочь и жену, — Через двадцать минут я буду в танцевальной зале, надеюсь, ты будешь там, — шепчет едва слышно, сдерживается, чтобы заговорщицки не подмигнуть, подхватывает бокал с подноса и подходит к Уилльяму Арнклиффу. «— Что это за пацан? Почему ты разговаривала с ним?» — волшебник не переживает, что его услышат, отчитать ребенка — норма, их же надо воспитывать, а у его семьи высокие стандарты... Ну да, как же. — Это мой однокурсник, я поздоровалась, — ни одна мышца на лице не дрогнула, Ребекка отвечает спокойно, монотонно, зная, что Саммерс навострил уши и явно интересуется происходящим. Ей не стыдно за их знакомство, ей не стыдно, что сердце бьется быстрее в его присутствии, но оба знают, что раскрывать особые отношения перед родителями — плохая идея, тем более сейчас...Не время и уж точно не место.

+2

4

Знакомство с мистером Арнклиффом проходит лучше ожидаемого. По-крайней мере потому, что тот не говорит ему держаться от его дочери подальше. А почему не говорит? Потому что и дочери его тут нет… А, нет, ошибочка.

Ребекка Арнклифф не просто появляется в зале. Она будто бы затмевает собой всех присутствующих, заставляя взгляд Чонси сфокусироваться лишь на ней и забыть о том, что он сегодня здесь парень на побегушках, а не тот, кто имеет право смотреть на ее наряд так как будто бы она самая желанная женщина в этом мире, сгорать от желания прикасаться к ее коже слегка дразнящими касаниями то губ, то пальцев и думать о том, что никому в этом зале не понять как ценны чувства тех, кто с друг другом не ради того, что бы есть икру в таких местах и рассуждать о моде, пока в их стране так много бедности и страха из-за грядущей магической войны.

Саммерс быстро опускает взгляд, потому что еще пару секунд и весь мир поймет по его выражению лица, что у того к юной мисс Арнклифф есть не только велком-дринки, а нечто посерьезнее.

Чонси пытается удалиться подальше, но не слишком далеко, потому что это будет откровенное палево. Ведет себя учтиво, так как и ведут себя другие официанты, хотя внутри всё нервно и внезапно появляющаяся девушка рядом не делает эту ситуацию лучше. 

– О, привет, а я тут, это… работаю. - Улыбается уверенно Чонси так, будто бы из них двоих это он вытянул фартовую карту и оказался в лучшем положении. Бекка все понимает и без слов, поэтому в глазах ее видна даже грусть, но Саммерсу не хочется, что бы она себя чувствовала неловко только потому, что ее парню в этой жизни пока что светит быть лишь «придворным», а не принцем или королем, которого она заслуживает рядом. - Ты очень красивая. Все девчонки тут умрут от зависти, так что обязательно поглядывай в свой бокал, вдруг кто захочет подсыпать яду. Мне видимо тоже ради этих целей надо быть недалеко, а то это противозаконнно быть такой красивой, мисс Арнклифф, я слышал, что на таких приемах убивали и за меньшее.

Саммерс шутит и даже отвешивает небольшой поклон, но со стороны это выглядит пристойно,  особенно, когда мистер Арнклифф смотрит в их сторону. Да уж, у ее папочки взгляд такой, будто бы он дементора на завтрак съел. Стремно даже со спины это ощущать.

Чонси ретируется, но ошивается рядом, потому что ему интересно. А еще это как бы его зона. Но жалеет об этом почти сразу, ведь один из спутников мистер Арнклиффа с которым тот ведет заинтересованную беседу, отчего-то никак не угомониться в своих гастро-желаниях. Жертвой для гонок на кухню и обратно становится именно Саммерс. Он только и успевает приносить нечто, что этот волшебник с сальными волосами отвергает, желая теперь другого. В иное время хаффлпаффец бы даже об этом не подумал бы, пересчитывая возможный звон галлеонов в карманах. Но это всё происходит на глазах у Бекки. И выглядит чертовски унизительно.

– Всё в порядке, сэр? - Чонси улыбается, но по вымученной улыбке видно, что не такая уж она и искренняя. – Кстати, в соседнем зале скоро начнется представление. Если вам интересно, то...

Кому он вообще это рассказывает? Волшебники даже не слушают, но Саммерс уверен, что одна из них точно может этим заинтересоваться и даже на законных основаниях отлучиться ненадолго. Впрочем, оставаться с ней наедине слишком долго опасно. А то так можно и забыться. С ней рядом он всегда забывает обо всём другом.

+2


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 25.12.96. Dance with me