Drink Butterbeer!

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 04.05.96. Лакрица или скунс?


04.05.96. Лакрица или скунс?

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Benjamin Urquhart, Alistair Bradley
04 мая 1996
Хогсмид, Сладкое королевство.

Лакрица или скунс? Лакрица или скунс?... Лакрица. Это гребаная лакрица! На вкус как подмышки! Нет, как будто в потную подмышку засунули окурок, а мне пришлось съесть это!

Отредактировано Benjamin Urquhart (30.07.21 19:49)

+1

2

- Здесь вообще есть обычная лакрица? - Недовольно скривившись, Бенджамин критически оценивал содержимое ломящихся от сладостей полок. - Не эти ваши дурацкие кусачки.

Почти все вариации магических сладостей вызывали у Бенджи кислую улыбку. Кто вообще придумал лакричные кусачки? “Бобы Берти Боттс” так точно изобрел какой-то извращенец: кому в здравом уме пришло в голову делать конфеты со вкусом ушной серы? Не говоря уже о рвоте. Как, позвольте узнать, они ее добывают? Есть какой-то специально обученный домовой эльф?

В Сладком королевстве было не протолкнуться. С выходом новых идиотских декретов студенты отчаянно нуждались хоть в чем-то, способном подстегнуть их организм вырабатывать дефицитные эндорфины. Бенджи не был исключением - он собирался закупиться лакрицей на год вперед.

Классических завитков не было видно - только своенравные, мерзкие кусачки, симпатичные лишь на внешний вид. В детстве одна такая укусила Бенджи за язык.

К слову о том, что еще было симпатичным только внешне: в очереди стоял Алистер Брэдли. Бенджи чуть было не захныкал от досады. Если лакричные кусачки и могли с чем-то соревноваться во вредности, так это с Брэдли. Он был совершенно невыносимым, рядом с ним настроение Ургхарта опускалось ниже ватерлинии, а стоило Брэдли оседлать свою доисторическую Комету, он становился еще и опасным.

Какая-то незадачливая девчонка, засмотревшись на витрины, врезалась в Бенджи всем телом, из-за чего он, отскочив, налетел на Брэдли. Замечательное начало.

Отредактировано Benjamin Urquhart (30.07.21 20:31)

+2

3

У Алистера с собой только несколько кнатов на дне кармана повидавшей еще больше, чем приносящая удачу “Комета”, мантии. Спрашивается, на кой драккл идти в соблазнительную вселенную сладостей, от которых разве что слюни не текут изо рта, подобно соседскому бульдогу, если можешь позволить себе лишь с десяток ирисок. На самом деле Ал обещал младшему брату, которого по необъяснимым причинам оставили отбывать взыскание у Филча, как-то подсластить его тюремное заключение в школе в столь чудный майский день. Балбес весь в него по темпераменту.

- “Обычная” - это та которая на вкус, как маслянистая жидкость испуганного скунса? - морщится Брэдли, услышав возмущенное тявканье богатенького чистокровного щенка, рожденного в золотом ошейнике. Ургхарту с его мерзкой физиономией очень подходит любовь к не менее мерзкой лакрице. Идеальное дополняют друг друга. - Теперь мне ясно, почему ты квоффлом в кольца не попадаешь. С таким зрением удивительно, что ты вообще квоффл как-то видишь. Да прекрати уже меня трогать. Противно.

Брэдли рычит, когда слизеринец налетает на него, едва не роняя на пол. Приходится наступить на ногу одной из девушек, покраснеть, извиниться за свои манеры, снова покраснеть - все неловкости из-за появления этого соплохвоста. Алистер не сомневается, что Ургхарт специально его толкнул. Пренебрежительные взгляды со стороны слизеринца не новы, но пиком их раздражения стало попадание в команды по квиддичу в этом учебном году. Его соперник точно завидует, и никак иначе!

+2

4

– Чем это воняет? – Бенджи ведет носом, словно охотничий пес, и смотрит в противоположную от Брэдли сторону, будто только что едва не сбил его с ног. – А, – он оборачивается к однокурснику всем корпусом и многозначительно морщится. – Ясно. Брэдли.

Девчонку, толкнувшую его на рейвенкловского охотника (с его-то метлой и навыками – курам на смех), Бенджи провожает уничижительным взглядом. В такой толкучке могла бы и внимательнее по сторонам смотреть.

Алистер тоже отдавливает кому-то ноги, и Бенджи закатывает глаза, неодобрительно покачивая головой. В груди уже всколыхнул пожар, грозящий выжечь все на своем пути, но взгляд Бенджи холодный, словно нож – можно ненароком напороться.

– Я хотя бы вижу разницу между квоффлом и бладжером, Брэдли, – Бенджи мало кого называет по имени, и этот выскочка – не исключение. – И пока ты долетишь до квоффла на свой развалюхе, матч успеет закончиться.

На щеках Алистера, извиняющегося перед девчонками, алеет румянец. Бенджи вздыхает, одними бровями выражая свое отношение к его манерам.

– Просто смотри, куда идешь, придурок. Бери, что хотел, и проваливай отсюда, а то воняет... - Бенджи опасливо щурится, словно подбирает нужное слово, которое тут же пришло ему на ум при виде заношенной мантии Брэдли. - Бедностью.

Отредактировано Benjamin Urquhart (31.07.21 00:57)

+2

5

Алистер все-таки делает шаг назад, задрав подбородок повыше и увеличивая дистанцию между ними. От рейвенкловца пахнет мылом и мятным шампунем, от слизеринского гаденыша - голым ЧСВ и приторностью. Очень спорный вопрос, что их этого больше подходит под определение вони? Брэдли зеркально морщит нос, всем своим видом показывая, что близость с Бенджамином ему неприятна также сильно, как объединяющая их буква "Б" в именах. Нашелся любитель ароматов!

- Я может и на развалюхе, но попал в команду за талант, - в отличие ото льда во взгляде Ургхарта, глаза Брэдли пылают недобрыми пожарами. С самообладанием у парня не очень хорошо - это у них семейное. - А тебе место купил папочка, и вся школа об этом знает. Ты настолько наивный, чтобы поверить, что ты бы надел спортивную форму без его денег? Даже позорное принятие Малфоя в команду на твоем фоне выглядит не таким жалким.

Нечего задевать за живое. У Брэдли льется яд на напоминание о не слишком завидном финансовом положении. Кнаты грустно звенят в кармане, и парень передумывает что-либо покупать. Он слишком гордый орел, чтобы позориться ирисками перед Ургхартом. Конечно, он не показывает, что задет по самое не хочу, огрызаясь в ответ, но желваки на лице уже играют, как ненормальные.

- Бедность не воняет, ограниченный ты болван, - повышает тон Брэдли, и хорошо, что в толпе посетителей их перепалка сливается с общим гулом. - Воняет тот, у кого аргументов, кроме бедности никаких нет. Мы не бедные, мы душой побогаче тупых снобов, вроде тебя, будем.

+2

6

Брэдли и Бенджи, которых уже начинают обходить по широкой дуге, не решаясь сделать им замечание, стоят будто два парфюмера, создающие бутылек с авторским ароматом. Рейвенкловец вносит новые, грубые нотки: надменность и правильность.

Бенджи складывает руки на груди, решительно стоя на месте, и выгибает правую бровь. Если бы каждый, кто упоминал его отца, платил Бенджи по галлеону, он бы озолотился. Но у него, хвала Мерлину, денег и так предостаточно. В отличие от Брэдли.

– Ну купил, – это совершенно не так, и в команду он попал бы и раньше, если бы Монтегю пошире раскрыл глаза и прекратил вести себя как последний зазнавшийся ублюдок. Таких людей, как слизеринский капитан, нельзя и на милю подпускать к власти. – Ты слишком очевидно завидуешь.

Он не собирается оправдываться перед такими, как Алистер - все они верят только звону галлеонов и сказке про папочку. Видимо, ему, как и всем остальным неудачникам, так крепче спится.

Бенджи выслушивает пламенную речь про “не таких” и “не богатых”, и чувствует, как лицо предательски начинает выдавать его истинные эмоции. Уголок губ дергается, грозя обнажить зубы в хищном оскале.

– Позорный Малфой поймал снитч, уделав все ваше сборище голодранцев, – Ургхарт впивается пальцами в свое предплечье. - Не зарывайся, Брэдли, и не забывай, где твое место.

Отредактировано Benjamin Urquhart (31.07.21 20:32)

+2

7

- Чему мне завидовать? - фыркает Алистер, нервно теребя пальцами монетки внутри карманов. Ему необходимо на чем-то сосредоточиться, чтобы не схватить выскочку за грудки, не смять ткань рубашки и не выкинуть из лавки. - На меня друзья, как на мешок с деньгами и ценником, не смотрят.

Брэдли ощущает себя шире и выше своего соперника по полю и по жизни. И это физическое преимущество придает уверенности в своих силах. Другое дело, что опасно махать кулаками в присутствии свидетелей, которые донесут за пять минут обо всем Амбридж. Учитывая последний декрет о разрешении на телесные наказания, перспектива времяпровождения с новой директрисой не прельщает. Ургхарту все равно с рук сойдет любая дрянь, а Ал попадет в немилость.
Этот Бенджамин не стоит такой жертвы, только Брэдли знает заранее, что как всегда плюнет на последствия и поведется.

- Даже палка один раз в год стреляет, - маггловская поговорка, значение которой Ургхарт не поймет все равно, но распыляться на объяснение умных слов ради придурка он точно не станет. Поражение все еще стоит комом обиды в горле. Ловец Слизерина действительно удивил, но такое везение непостоянно. - Только ты не Малфой. И никогда им не станешь. У вас же есть книжка про священных двадцать восемь, что-то про Ургхартов в ней забыли.

Не то чтобы Алистер увлекался чистокровными семьями, но он все-таки не в глуши родился и к миру магии принадлежал с детства.

- Я свое место знаю, и, слава Мерлину, оно не рядом с тобой, но заметь, что это ты ко мне полез первым. Неймется?

+2

8

Друзья. Это слово отрезвляюще горчит на языке, потому что дружба - не то, что можно купить за деньги. Можно купить раболепство, но не уважение. Малфой, перед которым пресмыкаются слабые мира сего, яркий тому пример. У него тоже нет друзей. Есть телохранители-вышибалы, Крэбб с Гойлом, стайка влюбленных в красивую фамилию девчонок во главе с Паркинсон и себе на уме Забини, которого сложно отнести к какой-либо категории.

На Слизерине дружбе нет места. Они сплоченные против всех, но разобщенные внутри своего ядовитого серпентария.

У Брэдли есть друзья. Он говорит об этом естественно, мимоходом, даже не думая, что задевает Бенджи за живое. У него один-единственный друг, Маркус Фенвик, и как на зло - он тоже ревенкловец.

- Так и будешь на меня тявкать? Может, выйдем уже отсюда?

Не дождавшись ответа, Бенджи разворачивается, проделав путь до двери за несколько широких шагов. Колокольчик над ухом печально звенит по упущенной возможности купить себе запас сладостей, но Бенджи уже плевать на лакрицу.

- Во-первых, я не лез к тебе. Во-вторых, кто ты вообще такой, чтобы что-то говорить про мою семью? Я чистокровней, чем вся твоя плешивая родня вместе взятая.

На самом деле, Бенджамин не из тех, кто печется о чьей бы то ни было чистоте крови. Ему плевать, что Ургхарты не попали в священный список, и плевать, сколько магглов насчитывает семейство Брэдли. Ему до одури тошно сейчас от себя самого, но он отчаянно желает прощупать почву, чтобы найти местечко, куда можно ударить побольнее.

Отредактировано Benjamin Urquhart (31.07.21 00:18)

+2

9

Первая за их словесную грызню умная реплика выплевывается Ургхартом - остаться наедине. Прямо тянет поаплодировать мальчику за удачно прочтенный стишок. В качестве подарка Брэдли может предложить только кулак между глаз. Вместо всех фантазий о расправе над раздражающим прыщом на попе Алистер лишь с видом крайнего одолжения выходит следом на улицу. После гомона в "Сладком королевстве" становится невероятно тихо вокруг, оттого их собственные голоса по привычке звучат громче.

- Как же не лез? Наскочил, обнюхал. У меня кот также делает, - Алистер самодовольно улыбается. Слизеринец переходит на оправдания, а значит, у него получилось вывести его из эмоционального равновесия. Впрочем, Ургхарт известен довольно взбалмошным нравом, как и сам Брэдли. Два сапога пара - только сапоги не пытаются отбить другу друг почки. - Знаешь ли, так себе цель ты выбрал, чтобы померяться чистокровностью. Достижение, конечно, быть чистокровнее, чем полукровка. Ты еще сходи к первокурсникам и бицепсы сравни, вдруг получится самооценку с земли поднять.

Брэдли не жестокий, но у него аллергия на напыщенных индюков, которые считают, будто им все дозволено, если у папочки есть деньги. Скудный ум не позволяет им понять, что без денег они та еще пустышка. Возможно, Бенджамин прав, и бедность все-таки душит ошейником на шее, но нет ничего зазорного в том, чтобы хотеть разбогатеть. Зазорно не значить ничего, прячась за счетом в банке.

- Кто я такой? - Брэдли хмыкает. - Раз беспокою тебя, то явно кто-то значимый.

+2

10

В голову совершенно невовремя проскальзывает странная мысль: интересно, могли бы они с Алистером подружиться? Они ведь в чем-то похожи: задиристые, остроязычные и неглупые. Разве что стоят совершенно на разных ступенях колченогой социальной лестницы, Бенджамин - на ее вершине, а Брэдли, хоть и не последней ступеньке, но не так уж и далеко от этого. Потому-то и докричаться друг до друга им не дано, хотя видит Мерлин - они пытаются.

Возможно, Бенджи и правда следует спуститься с небес на землю, чтобы увидеть, что между ними больше общего, чем наоборот. Если бы он самолично не слышал фирменное “Это Брэдли виноват!”, то точно бы подумал, что Алистер - какой-то долбанный ангел.

- Вообще-то, меня толкнула та девчонка, - Ургхарт начинает с оправданий, и чуть не прикусывает язык от досады, - добровольно я бы ни за что к тебе не приблизился. И с самооценкой у меня все просто прекрасно.

“- Отлично, придурок, скажи это еще с десяток раз, чтобы он точно тебе поверил”, - внутренний голосок подсказывает, что Бенджи свернул куда-то не в ту степь, и пора бы уже вернуться на тропу войны.

- Ты прицепился ко мне с лакрицей, с квоффлами, даже отца и его деньги успел упомянуть, - Бенджи разводит руками, мол, и кому тут неймется? - Я тебе что, нравлюсь?

Отредактировано Benjamin Urquhart (31.07.21 20:33)

+2

11

Наша раздражительная, излишне эмоциональная реакция на недостатки других людей указывает на наличие бревен в собственном глазу. Отражение своих дракклов выводит из себя, и хочется прибить их битой. Не в этом ли вся загвоздка их с Ургхартом пока что холодной войны? Брэдли пытается отмотать события назад и понять, почему так взъерошился на какой-то жалкий толчок не менее жалкого слизеринца, но все его усилия самоанализа бесполезны.

- Я даже в пять лет не переводил стрелки на девчонок, - Брэдли артистично закатывает глаза. - Отвечать за свои поступки тебя не учили, ясно. И я не уверен, что у тебя все в порядке с самооценкой. Нарциссизм - признак неуверенности в себе.

Алистер вынужден признаться, что на месте Ургхарта он бы тоже был нарциссом. Красивая одежда, смазливое личиком, обаятельная улыбка, репутация, обеспеченное будущее - просто идеальная жизнь с обложки. Ал не пошел на Святочный бал, потому что стыдно было идти в поношенной школьной мантии. Кто выдумал этот дресс-код?
Из зеркала дома на него смотрится подзаборный мальчуган с разодранными коленями из-под шорт, в сланцах на босую ногу и футболке отчима, от которой пахнет бензином.

- Я прицепился не к тебе, а к лакрице, потому что она отвратительная, как блевательный батончик. У вас есть обычная лакрица? - Алистер передразнивает Бенджа, копируя его интонацию. Пусть тоже в зеркальце посмотрит и ужаснется. - Я скорее поцелуюсь с дементором, чем ты мне понравишься. Я гнилые яблоки не ем, а в тебе сидит червяк.

+2

12

Есть такой замечательный пример взросления: если пятилетний мальчик, споткнувшись об лавочку, обвинит лавочку, то десятилетний скажет, что он сам виноват. У Бенджи все еще была виновата лавочка. В магазине - девчонка, а сейчас - Брэдли.

По меркам Бенджи, ситуация становилось скучной и удручающей. Как бы он не пытался побольнее ужалить Алистера, тот реагировал совершенно не так, как хотелось бы Ургхарту: он элегантно отражал атаку и совершал точечные, хорошо выверенные выпады. В Сладком королевстве, услышав хорошо знакомый ему приевшийся голос, Бенджи был готов спровоцировать драку, а сейчас стоял, как дурачок, угрюмо засунув руки в карманы, и выслушивал, что он червивое яблочко. Неожиданный поворот событий.

Ургхарт - провокатор, его хлебом не корми - дай разжечь конфликт, развести драму со спецэффектами, привлекая к себе как можно больше внимания. Но людей вокруг, как на зло, было мало, все забились по магазинчикам. Никому не было до них дела, а когда нет зрителей - Бенджи всегда быстро теряет интерес.

- Целуйся с кем хочешь, - он смущенно отмахивается, чувствуя, как заалели скулы, - но не трогай лакрицу. Ты вообще пробовал нормальную? Готов поспорить, что ты выделываешься, и просто хочешь меня побесить. По каким-то необъяснимым для меня причинам.

Отредактировано Benjamin Urquhart (31.07.21 22:39)

+2

13

- Спасибо, что благословил на поцелуи, - иронично замечает Брэдли. Снисходительный, конечно, жест для слизеринской цацы.

До него только постфактум доходит собственный ляп. Никто не тянул его за язык говорить о поцелуях, а он полез со своими дементорами, будь они неладны. Теперь Ургхарт подумает, что ему и колется, и хочется, и мама не велит. Неловко получилось. Судя по алым щекам Бенджамина, не только Ал испытывает неловкость.

- Нормальная - это на золотом блюдце и по цене целой "Кометы"? - он не интересовался у лакрицы перед тем, как положить в рот, насколько она нормальная, но желудок у него чистился с особым рвением. Алистер поклялся себе впредь никогда не прикасаться к этому проклятию. - Драккл с твоей лакрицей - вот ириски другое дело! Сливочные, нежные, тают на языке. Не понимаю, насколько дурным вкусом нужно обладать, чтобы из всех сластей выбирать соленые, черные, как смола, конфеты. Да будь у меня деньги, я бы скупил все сорта ирисок в мире.

Желваки давно перестали блуждать, реагируя на изумрудную тряпку. Стычка, которая грозила закончиться Больничным Крылом, неожиданно превратилась в ленивое перекидывание квоффла. Можно представить, что они на тренировке отрабатывают пассы. Только тренировка словесная.

- Да на кой ты мне сдался? - отбрыкивается Брэдли, глядя на слизеринца так, словно он и минуты его времени не стоит. Подумаешь - он потратил на него уже раз в двадцать больше. Подумаешь - потратит еще столько же. - Не я тебя бешу, а ты на меня бесишься. Улавливаешь разницу?

+1

14

- Хенли будет в восторге, - Бенджи не делает вид, что имя подружки Брэдли ему неизвестно, - ты вообще в курсе, что она чаще на Лэдбери смотрит, чем на тебя, когда вы вместе?

Бенджи не любит ни Хенли, ни Лэдбери: первая слишком часто трется с Фарли, который бесит Бенджи по определению, а последний - напыщенный болтливый индюк. То ли дело стоящий на расстоянии вытянутой руки Брэдли, который начинает нравиться Бенджи своим неколебимым спокойствием и умением отражать удары, и эта мысль настолько дикая, что он предпочитает ее не думать. Дружить с соперником? Ну уж нет.

Но лакрица - это дело чести.

- Ириски, серьезно? Просто... просто стой тут, - Бенджи косится в сторону магазинчика со сладостями, но чувствует какую-то дурацкую недосказанность. - Придурок.

Вот теперь все как нужно. Он запасается несколькими сортами ирисок и различной лакрицей, суетливо отсчитывает галлеоны и возвращается буквально через пять минут (очередь магический образом рассосалась), в тайне надеясь, что Брэдли не свалил, решив, что Ургхарт не в себе. Пожалуй, он и правда не в себе.

- Я пробую ириски, ты пробуешь нормальную лакрицу, идет? И если тебе все равно не понравится, так и быть, забирай свои ириски.

Отредактировано Benjamin Urquhart (01.08.21 22:57)

+3

15

- Что ты имеешь ввиду...? - вопрос повисает в пустоте, возникшей после исчезновения Ургхарта.

Невзначай брошенное имя его девушки вызывает смятение. Хенли встречалась когда-то с этим Лэдбери, но ведь все в прошлом, или нет? Алистеру отчего-то кажется, что он упустил что-то важное, а слизеринский охотник попытался вывести его обратно на светлую дорожку. Нужно будет подумать над его словами.

Брэдли подводит итог, что Ургхарт капельку не дружит с самим собой, когда тот после крайне устрашающего обзывания придурком загадочно исчезает в магазине. Придурок прозвучало настолько ласково, что Ал так и остался стоять, где его оставили, растроганный и удивленный. Видимо, странности передаются через прикосновения. Главное, не подцепить еще что-нибудь от этого Ургхарта, а то "дурной пример заразителен".

- Если мне станет плохо, понесешь на себе до Больничного Крыла, - предупреждает Брэдли, осторожно, словно ребенок, впервые пробующий лимон, принимая конфету из рук совсем не товарища. - Соленая. Как потная кожа или несвежий носок.

Парень морщится, медленно разжевывая угощение, но даже самая аристократичная лакрица в мире не в силах растопить его сердце. Алистер качает головой из стороны в сторону, не без борьбы проглатывая содержимое рта. От приложенных усилий даже глаза начинают слезиться. Может быть, с выводами о мерзости Бенджамина он поспешил, но в отношении лакрицы он мнение пока что менять не готов.

- Прости, но это несъедобно, - Алистер выдыхает, как после кросса. - Теперь твоя очередь.

+1

16

- Неа.

Ургхарту принципиально важно противоречить. Смотреть, как лакрицей давится человек, который ее ненавидит - удовольствие в высшей мере.

- Я однажды вырвал себе молочный зуб ириской, - на самом деле та ириска была залежавшаяся и твердая, как подошва. - Так что и не подумаю. На, тебе нужнее. Не пропадать же этому… добру.

Ургхарт почти насильно всовывает Брэдли тяжеленький пергаментный пакет с самыми разными ирисками: он не знал, какие взять, поэтому взял всех по чуть-чуть. Они выглядят довольно мягкими и соблазнительными на вид, но он не собирается выполнять свою часть их маленького уговора. Ну, просто потому, что может себе это позволить, и потому что не собирается играть по правилам. Он же слизеринец.

В конечном итоге ситуация выглядит как нельзя комично: Бенджи накупил себе лакрицы, как планировал, и разорился на всевозможные ириски, чтобы всучить их Брэдли, который выглядит как человек, который зашел в Сладкое королевство как на экскурсию, поглазеть на полки, разочарованно воздыхать и выйти. Бенджи воспринимает свою “подставу” не как благотворительность, а как повод доказать Брэдли, что он действительно тот еще ушлый змеенок. Как он там говорил? Гнилой, как яблочко, и червивый.

Последнее слово Бенджи тоже всегда оставляет за собой.

- Счастливо оставаться.

Он улыбается от уха до уха, разворачивается на пятках и пару секунд вертит головой, словно уже и думать забыл о Брэдли. Который, кажется, и впрямь загрузился после его комментария о Хенли.

Бенджи берет курс на Три метлы, собираясь взять себе стаканчик сливочного пива. И попробовать все-таки одну-единственную ириску, которую он утащил в свой карман. Может, они не так уж и плохи - как и дурацкий Брэдли.

+2

17

Он стоит, как последний олух, с пергаментовым хрустящим пакетом в руке, который Бенджамин всучил ему настолько внезапно и настойчиво, что Ал попросту не успел оказать сопротивление. И как часто слизеринский гнилой фрукт собирается вгонять его в растерянность? Ириской он видите ли зубик себе выдернул! Брэдли от всех своих молочных избавился самостоятельно с помощью нитки и пальцев.

Брэдли осознает всю трагичность своего рейвенкловского положения - его развели, как малолетку, на спор, а он поверил в честность игры. Поправка: он был обманываться рад. Драккловы яйца с этим Бенджамином! Братишке больше ирисок достанется, а он поди счастлив будет, когда увидит гостинец. Да и Алистер сможет отсыпать себе в карманы с парочку дюжин конфет, чтобы украдкой жевать на уроке. И никто не узнает, что конфеты ему подарил мерзкий Ургхарт. Широкий жест с его стороны, хоть и остается неясным, чем он руководствовался. Появился, навел шороха в мыслях и личной жизни и исчез в направлении пива! Даже без разбитого носа, хотя изначально Алистер намеревался закончить их недолгий разговор именно так.

- Мог же хотя бы одну попробовать, засранец, - горько вздыхает парень, понимая, что ему обидно за то, что Бенджамин так и не оценил вкус настоящих ирисок. Все-таки молочных зубов у него больше нет. Бендж всего лишь струсил, что ему понравится, и Ал заметит это. - Он не отделается так легко! Еще закормлю его ирисками, будет знать, с кем связался.

Отредактировано Alistair Bradley (02.08.21 23:36)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Pensieve » 04.05.96. Лакрица или скунс?