нужные персонажи: Justin Finch-Fletchley, Bella Farley, [name] Vaisey, Erica Tolipan.

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 27.07.96. Я построю свой лунопарк: с квиддичем и девчонками!


27.07.96. Я построю свой лунопарк: с квиддичем и девчонками!

Сообщений 1 страница 18 из 18

1


Benjamin Urquhart, Alistair Bradley
27 июля 1996.
Оттери-Сент-Кэчпоул

Полуфинал Чемпионата Британской лиги по квиддичу: “Первенцы Портри” (1) против “Сенненских соколов” (2). А также традиционная ежегодная ярмарка в Оттери-Сент-Кэчпоуле.

[newDice=1:2:0:Кто победил?]

Отредактировано Benjamin Urquhart (03.08.21 14:33)

+1

2

Настроение Ургхарта метнулось от отметки «отвратительно» до «великолепно» со скоростью, которую развил ловец «Сеннекских соколов», поймавший снитч в последнюю минуту финального тайма. Майкл Бродмур, сын легендарного загонщика Карла Бродмура, был сегодня просто на высоте.

В незапамятные годы, еще за десять лет до рождения Бенджи, его отец, вместе со своим братом Кевином, сыскали себе славу жестоких, беспринципных игроков, не раз получавших штрафы от Министерства Магии.

В те времена «Сеннекские соколы» занимали одну из самых низких строчек турнирной таблицы. Но сейчас, на рубеже двадцатого первого века, рейтинг команды взметнулся до небес: отчасти это было из-за того, что братья Бродмуры завершили свою спортивную карьеру, решив сменить деятельность на тренерскую. И в этой роли они преуспели! Ходили слухи, что соколы тренировались шесть дней в неделю, и нередко получали от тренеров нагоняй бладжером. Партия новая, порядки - старые.

Изначально Бенджи собирался на чемпионат вместе с Пьюси и Уоррингтоном: они не очень дружили, но общее дело, как известно, объединяет. За два дня до начала турнира Эдриан прислал сову, в которой красочно описывал, как подцепил драконью оспу, и теперь сидит в карантине, покрывшись фиолетово-зеленой сыпью, а Пьюси просто не явился на место встречи. Бенджи прождал его битый час, и отправился на трибуны в гордом одиночестве - злой как собака.

А потом соколы победили, и Бенджи и думать забыл про своих непутевых приятелей. Гудящая толпа подхватила его дружной  волной, спешащей на ярмарку: ходили слухи, что Соколы  тоже там будут, праздновать победу  и раздавать автографы.

- Это что?… Брэдли! - Окрикнув однокурсника, раскрасневшийся Бенджи активно замахал руками, как ветряная мельница. - Эй, придурок!

Отредактировано Benjamin Urquhart (03.08.21 13:24)

+1

3

Алистер прежде никогда не бывал на матчах по квиддичу - школьная песочница не считается. Отец прислал совой утешительный приз в виде смятого билетика, оправдываясь длинным письмом, что не сможет увидеться с сыном этим летом. На сей раз не из-за работы. Не сей раз виновата новая семья и ожидание ребенка от амазонской красавицы. "Бьют - беги, дают - бери," - Алистеру не комильфо строить из себя пташку высокого полета и отказываться от подарков. Сначала он правда выбросил бумажный комок в мусорное ведро, чтобы на следующее утро, словно бродячий кот, рыться в контейнере за углом дома.

На матч он все-таки в назначенный день аппарировал, и ни на секунду не пожалел о том, что наступил на горло гордости и обиды. Команды, историю которых он знал наизусть из спортивной литературы, носились, как маггловские байкеры, в воздухе, а удары были настолько беспощадными, что Брэдли почувствовал себя полным профаном в квиддиче. Алистер так был увлечен происходящим на поле, что забыл о том, за кого болеет. Он болел за квиддич и радовался очкам обеих команд, подбадривая их звуками из игрушечной пластмассовой дудки ярко-оранжевого цвета.

Алистер обещал Робу автограф от звезды "Соколов", потому после матча он задерживается и мнется внизу трибун в надежде где-нибудь поймать игроков и выпросить закорючки на колдографии. Звезд на горизонте не видно, зато раздается знакомый своим надоедливым жужжанием голос слизеринского охотника. Драккл спутаешь! С такой любовью придурком его называет лишь Ургхарт.
Не заметить краснощекого пижона в толпе сложно, да и не хочется не замечать. За прошедший месяц он даже заскучал без подколов и провокаций, а вкус лакрицы так и не забыт. Впрочем, такое не забыть.

- Какие люди и без свиты, - с иронией произносит Ал вместо дружелюбного приветствия или зудящего на языке "сам придурок". - Мне на мгновение послышались радостные нотки в твоем голосе. Как проходит лето? Купаешься в шампанском и сосешь золотые леденцы на берегу Франции?

+1

4

- А ты думал, что я с телохранителями расхаживаю? - Бенджи фыркнул, прекрасно понимая, что Брэдли говорил о его, так называемых, друзья. - А ты тут воду, что ли, раздаешь?

Оглядев Брэдли критическим взглядом сверху-вниз, Бенджи остановился, на мгновение, на его заношенных ботинках, и, снова фыркнув, скрестил руки на груди. Алистер не выглядел как человек, трудящийся на мачте на побегушках, но Бенджи не мог не позволить себе очередную колкость.

- Мы были во Франции всего неделю, - в голосе звенит разочарование, Бенджи трагично заламывает брови, вздыхая с тоской, - а потом отцу понадобилось уехать в командировку. Очередную.

Мгновенно потускнев, Бенджи отвел взгляд и опустил руки по швам. Неловко засунул их в карманы, нашаривая кошелек с галлеонами, и постарался отогнать от себя безрадостные мысли, ощупывая монетки. Он знал, чем занимается его отец на самом деле. Готовится... видимо, все-таки к войне. И не на той стороне, на которой его хотел бы видеть Бенджамин. По правде, он бы предпочел нейтралитет, но отец...

- К черту, - Бенджи раздосадовано выругался, - тут где-то... О!

Мимо прошествовала плотная толпа, окружившая Карла Бродмура: он шел, высоко подняв руку над головой - в ней трепыхался золотой снитч, отблескивающий на закатном солнце.

- Так, - Бенджи по-хозяйски схватил Брэдли чуть повыше запястья и уверенно потащил за собой, - а ну-ка... давайте, разойдитесь!

Какой-то мелкий пацан был готов запрыгнуть на Бродмура с руками и ногами. У него был воинственный, распушенный, как у злого попугайчика, вид, и он недовольно обернулся на Бенджамина, расталкивающего толпу локтями.

- А ну-ка отойди, мелкий, мне... нам нужнее!

В кармане был сложенный напополам серый флаг «Сеннекских соколов», и Бенджи не собирался так просто уйти без подписи звезды этого матча. Он к этому моменту, может быть, готовился всю жизнь, и сейчас собирался зубами выгрызать себе шанс заполучить автограф. Для себя и, так уж и быть, для Брэдли, который наверняка тоже что-то заготовил для подписи.

[newDice=1:2:0: 1 - мелкий обиженно посторонился, готовый разреветься, 2 - со всей дури наступил Бенджи на ногу и рванул к Бродмуру первый]

Отредактировано Benjamin Urquhart (04.08.21 21:23)

+1

5

- Конечно, с телохранителями. Не с друзьями же, - на серьезных щах фыркает Алистер. Его не покидает ощущение, что с друзьями у Ургхарта не шибко ладится. Не может такой любитель скунсовой лакрицы и обладатель самой гадливой усмешки вызывать желание дружить. Брэдли не в счет, но и на общепринятую дружбу не претендует. Одним словом, Бендж производит впечатление крайне одинокого подростка. - Я не водичку разношу, а занимаюсь благотворительностью и сбиваю спесь с самовлюблённых гадов.

Алистер театрально охает, когда Бенджи сообщает, что всего неделю пробыл во Франции. Бедный месье. Брэдли не тушуется под его взглядом сверху вниз на потертые ботинки. К ним прилагаются выцветшие синие джинсы и черная футболка, купленная на азиатском рынке. Они разные внешне, но от обоих отцы откупились матчем.

- Мой папа тоже где-то далеко, - невпопад вместо издевки делится Ал. Сложно смеяться, когда Бенджи мрачнеет на глазах и зачем-то мнет карманы своих красивых брюк.

К счастью, Ургхарт также легко выпадает из тлена, как и впадает в него. Видимо, также поджидавший победителей Бендж резво срывается с места к ловцу "Соколов", таща за собой ошалевшего Брэдли. Все препятствия на их пути разлетаются от локтей Бенджамина, будто никакая Франция не сравнится со встречей с кумиром. Простая радость на лице однокурсника удивляет и радует: в гаденыше есть что-то простое и человеческое, а не только злоба и яд.

И только Алистер проникается теплым чувством к Бенджи, как гнилое яблочко снова дает о себе знать, разочаровывая.

- Куда ребенка обидел, дурак? - тоном курицы-наседки возмущается Брэдли, оборачиваясь к мальчугану, но пальцы Бенджи слишком крепко сжимают запястье и тянут к снитчу и главному герою матча. В кармане джинсов колдография, в памяти - щенячий взгляд брата. - Мы для мальчика того тоже возьмем автограф. Даже если тебе для этого придется отдать что-то из своей одежды или вещей.

[newDice=1:2:0:Что отдаст Бенджи под автограф для мальчугана? 1 - разорвет флаг пополам 2 - футболку/рубашку ]

Отредактировано Alistair Bradley (05.08.21 00:44)

+1

6

Все же хорошо, что комментарий о друзьях прилетает в спину (пусть и ножом) – Бенджи болезненно морщится, но позволяет очередной колкости пройти сквозь него. Он делает вид, что не услышал этих едких слов, пропитанных соболезнованием и прикрытых в саркастическую оболочку. Брэдли наверняка его жалеет, хоть и не подает виду, ведь у него друзей – каждый второй в Хогварте. Бенджи так и подмывает спросить, как же так получилось, что рейвенкловкий рубаха–парень оказался на матче в таком же гордом одиночестве, но он решает отложить этот вопрос на потом. Когда и сам будет готов рассказать о придурках Пьюси и Уоррингтоне.

Бенджи не хочется больше разговаривать об отцах, хотя любопытство пронизывает от холки до пяток: почему-то ему хочется узнать об Алистере побольше. Но показывать он это не собирается – по крайней мере, пока.

– Чего? – Бенджи равнодушно провожает взглядом обиженного карапуза и встречается глазами с Брэдли – тот смотрит так же сурово и строго, как в детстве на него глядела навязанная отцом гувернантка. С неодобрением. Приходится повышать голос, чтобы перекрикнуть толпу.

Но Брэдли, кажется, совершенно не готов уступать. Бенджи закатывает глаза так сильно, что им впору остаться в таком положении – если они и дальше будут препираться, никакого автографа им не видать.

Скомканный в руках флаг довольно легко разрывается вдвое: он оставляет себе часть с чернеющим соколом, а треклятому пацану оставляет половинку с надписями. Пусть подавится, мелкий говнюк.

Бродмур улыбается во все свои оставшиеся после пятилетней карьеры зубы, и стремительно раздает автографы. Бенджи настырно подсовывает ему флаги один за другим, а потом беспеременно вырывает у Брэдли его помятую колдографию. Толпа бушует, и Бенджи приходится ее перекрикивать:

– Для Брэдли, подпишите, что это для Ала Брэдли!

Для себя и пацана он такой щедрости не просит: и так занял слишком много времени легендарного ловца.

Половинку флага он недовольно всовывает мелкоте в пухлые вспотевшие ладошки. На детском лице расплывается широкая улыбка, настолько искренняя и счастливая, что Бенджи приходится прикусить щеку изнутри, чтобы не улыбнуться в ответ.

– Твоя колдография, – Бенджи тушуется, протягивая Брэдли карточку, и отводит глаза. Ему не хочется уходить, окружающие люди заражают своим весельем, и Бенджи, хоть и собирался укатить в закат сразу после матча, решает сделать кое-что немыслимое. – Не хочешь пойти на ярмарку? Ну, в смысле, не вместе, просто… ну…

Он взмахивает руками, словно это должно все объяснить.

Отредактировано Benjamin Urquhart (06.08.21 19:52)

+1

7

Пусть невозможно перевоспитать слизеринского проныру, но сделать его не столь пагубным для общества вполне. Довольный ребенок, получив кусок флага, тут же забывает о том, что этот самый парень его минуту назад сбил с ног и обидел. Мальчишка улыбается с той искренностью и доверием, которым обладают исключительно дети, и даже Ургхарт смягчается в ответ на детскую улыбку. Брэдли одобрительно кивает на сей жест. Большего ждать от Бенджамина он не станет.

- О-о, - немногословно протягивает Брэдли, осторожно забирая отвоеванный Ургхартом автограф, чтобы не порвать драгоценный трофей. На колдографии красуется не безликая закорючка, как у всех, а его имя. Он сохранит его навсегда. - Это, ну, спасибо что ли.

Алистер не совсем понимает, как реагировать на столь щедрые поступки дурацкого Бенджи. Ириски были полной иррациональностью, но личный автограф ни в какие ворота их привычного общения не лезет. Завтра он целого коня к дому пригонит? Брэдли одновременно приятно и волнительно, потому как недоверчивый голос все еще ожидает подвоха.

- Приглашаешь меня? - удивленно хлопает ресницами Брэдли и почти готов произнести бодрое и восторженное “да”, но Бенджи снова портит все малиновое варенье плесенью. - С какой дистанции в футах начинается твое "не вместе"?

Сейчас они определенно слишком близки друг к другу. Брэдли вполне может различить запах дорогого парфюма или ароматизированного мыла в потной толпе. Кажется, в “Сладком Королевстве” майским днем ароматы сладостей нарушал тот же самый запах.

Абсурдным является уже сам факт, что они обсуждают возможность совместного появления на одной ярмарке, и при этом не забивают стрелку и не вызывают один другого на дуэль. Взмах рук Ургхарта - рук, которые неплохо справляются с квоффлом на поле, - смотрится растерянно и отчаянно, будто мистер заносчивый чистокровный щегленок не может совладать с противоречивостью собственных чувств к сопернику. Алистер его понимает - хочется подружиться, но кулаками помахать было бы как-то правильнее и понятнее.

- Я слышал, что на ярмарке нужно ловить штырехвоста, - уверенно заявляет Ал, а воображение насмешливо подсовывает картинки аккуратно одетого Бенджи, который вступает в борьбу с магическим поросенком. Уж больно охота испортить весь лоск в образе. - Слабо? Или не царского полета развлечение?

+1

8

- Нет, - Бенджи вредно ухмыляется: он всегда противоречит из принципа. Хватит с того, что сейчас был грубо нарушен главный - не дружить с врагами.

Ладно, пожалуй, стоило признать, что Брэдли, с того самого «свидания» в Сладком королевстве, воспоминание о котором заставляет Бенджи глуповато улыбаться, когда никто не видит, был понижен в должности до «соперника». Как-то так, и никак иначе - ведь они не просто с разных факультетов, но и оба гоняются за квоффлом на квиддичном поле - если можно назвать погоней скорость, которую способна развить старенькая Комета Брэдли. Бенджи почему-то неловко за свое превосходство, ведь будь у рейвенкловкого охотника метла поновее, он смог бы составить ему настоящую конкуренцию… Но не метлу же ему дарить, чтобы это проверить, в самом-то деле. Обойдется ирисками.

От мысли о том, что придется ловить свинью, у Бенджи разыгрывается воображение: он в красках представляет, как пропорет землю подбородком, поскользнувшись на луже помоев. Но пасовать перед Брэдли - нет уж, лучше изгваздаться в грязи, но попытаться его превзойти.

- С пяти футов, - Бенджи нетерпеливо кивает Алу на семенящую к ярмарке толпу, - иди уже, я следом.

Бенджи не собирается отвечать на провокацию и вешать какие-либо ярлыки на их… совместное времяпрепровождение.

Ярмарку венчают шатры с различными угощениями: сладкая кукуруза, яблоки в карамели, каменные кексы, шоколадные лягушки и еще куча всего. Бенджи заинтересовано осматривает ломящиеся от угощений прилавки, но решает оставить их на потом. Иначе есть шанс, что его стошнит прямо на штырехвоста.

Взгляд падает на левитирующую в воздухе красную стрелку: она плавно покачивается, указывая на первый ярмарочный аттракцион. В воздухе парит бита, а на цепочке висит крупная, тяжелая с виду груша. Позади стоят механические волшебные счеты, показывающие силу нанесенного по груше удара. Бенджи распахивает глаза от предвкушения, оборачивается на Брэдли и едва останавливает себя, чтобы не хлопнуть в ладоши.

- Давай-ка проверим, кто тут сильнее.

К их счастью, у аттракциона еще не столпились желающие помериться силами.

Бенджи разминает плечи, в мгновение ока становясь совершенно серьезным, закатывает рукава на свободной светлой рубашке, хрустит костяшками и уверенно берет биту в руки.
[newDice=1:50:0:кто тут самый крутой?!]

Отредактировано Benjamin Urquhart (15.08.21 20:45)

+1

9

- Кто бы сомневался, - бубнит себе под нос Брэдли на категорично-гаденький отказ и многострадально вздыхает, но послушно плетётся вперед за устремившейся к ярмарке толпой. Они вроде не делят этим июльским деньком между собой квоффл, а все равно не покидает ощущений, что ведётся один на двоих бой за что-то поважнее, чем победа на матче.

Отовсюду пахнет сладостями, словно ароматы решают взбунтоваться и свести с ума. Отныне Ургхарт будет ассоциироваться не только с лакрицей, но и с запеченными яблоками с корицей. Озвученные пять футов Ал соблюдает из принципа, разглядывая развлечения и ларьки с восхищением пятилетки и намеренно не косясь на Бенджамина. Пусть нос слишком не задирает. Тем временем слизеринец приводит их к дивной игрушке, которая позволяет померяться силой! И у Ала сразу вспыхивает неутолимое желание утереть нос индюку, который уже рвется первым наносит удар по груше. Брэдли со снисхождением старшего брата отходит в сторонку, дабы слизеринец не надумал использовать его вместо груши, и складывает в ленивом ожидании руки на груди.
Жаль, что нет таких же аттракционов для измерения ума.

- Овсянки на завтрак мало ел? - левая бровь поднимается домиком, когда Алистер глядит на появившийся на счётах результат. - Не так паршиво для золотого мальчика, но в детстве тебе биту в руки брать явно не приходилось.

Брэдли тоже не самый крупный на курсе или в команде, но ему частенько на своем недолгом веку приходилось работать физически или решать вопросы кулаками, ломом, палками. Однажды какой-то мужик пришел выбивать долг из отчима, и он, в силу нетрезвости обоих родителей, был вынужден самостоятельно избавляться от проблемы на пороге. Потому, по мнению самого Ала, у него откровенная фора в соревновании с нежным мальчиком Бенджи. Он-то поди даже зубы себе не чистит - на все найдется по домовику, а у Брэдли дома частенько починка труб и забивание гвоздей происходит без магии, прямо этими пальцами в заусенцах и шрамах.

- Отдавай, - Алистер отбирает биту у своего напарника по развлечениям и радуется, что ему-то не нужно беспокоиться о сохранности рубашки. Лишь вены от тепла и напряжения вздуваются полосками.

[newDice=1:50:0:Кто на свете всех сильнее?]

+1

10

Над грушей висят две металлические, покрытые ржавчиной таблички с цифрами, обозначающими силу удара. По какому принципу идет счет, Бенджи не берет в голову - главное, чтобы его результат оказался выше, чем у Брэдли. Бенджи не задумывается, что будет, если результат окажется ниже - такая вероятность им даже не рассматривается.

Ал очевидно пытается деморализовать противника, используя избитые шаблоны про овсянку на завтрак и золотого мальчика. После нанесенного удара цифры на волшебных табличках едва вздрагивают, из-за чего ладони Бенджи успевают предательски вспотеть, но уже через секунду значения на них меняются: тридцать один. Балл? Очко? Чтобы это не значило, в общем.

Бенджи подкидывает биту в воздух, ловит чуть выше середины и рукоятью протягивает ее Алу с видом победителя. Он издевательски улыбается на грани с похабностью, многозначительно изгибает бровь и кивает в сторону груши, на долю секунды задерживая взгляд глаза в глаза. Если Брэдли решил сбить с Бенджи спесь, действовать нужно иначе, избегая избитых фразочек и общеизвестных фактов. Когда Бенджи был маленьким, окружающие - скажем точнее, нищие гриффиндорцы - постоянно задирали его из-за богатства - дескать, сам ничего не заслужил, все папочка и блюдечко с золотой коемкой. Ургхарт так и не смог понять, что в этом плохого, зато научился прогладывать такие подколки, даже не разжевывая. Время многие вещи расставило на свои места: если кому-то чужие галлеоны так ослепляли взор, что очевидные таланты Ургхарта оставались незамеченными, он не станет никому разувать глаза. Даже Брэдли.

- Ну, давай, покажи золотому мальчику, как надо.

Бенджи складывает руки на груди в той же манере, что и Ал до него, и становится на его же место. Слегка наклоняет голову вбок, словно следит за пятилеткой, вместо кубиков играющейся с системой линз Бальзамо, и кривит губы в издевательской, умиленной улыбке.

Двадцать. Шесть. Бенджи бездумно облизывает губы, всеми силами унимая поднявшуюся к горлу эйфорию: внутри себя он визжит от радости, но снаружи - само недоумение.

- Хм... - Бенджи критически оглядывает грушу, хмурится, обходя ее по кругу, возвращается к Брэдли, критически осматривает его снизу вверх... и снова хмыкает. Переводит взгляд с Брэдли на биту, с биты - на грушу, и с груши - снова на Брэдли.

- Как же так вышло? Моего отца ведь тут не было, чтобы заплатить за результаты. Попробуешь еще разок?

Если бы на секунду все в мире замерли, и воцарилась бы мертвецкая тишина, можно было бы услышать, как с клыков ухмыляющегося Ургхарта капает яд.

Отредактировано Benjamin Urquhart (17.10.21 18:54)

+1

11

- Если верить цифрам, то мы оба с тобой не шибко хороши в ухаживаниях за битой, как только в квиддич занесло? - просто, как замызганный сапог отчима на крыльце, замечает Алистер, глядя на рухнувшую обратно к “0” стрелку. Юный орел пожимает плечами. - Вытри яд на зубах, Ургхарт, я не собираюсь оспаривать результаты.

Ал демонстративно вытаскивает из кармана сложенный платочек с маленькими ниффлерами, присланный отцом на Рождество, и протягивает слизеринцу. Признание собственного поражения требует не меньших усилий и смелости, чем победа. Брэдли достаточно уверенный в себе парнишка, чтобы поднять глаза на оказавшегося лучше соперника. Его успех строится на проигрышах, вынуждая становиться еще упрямее, трудолюбивее и крепче. Неудачи закаляют характер, если ты не из слабой дюжины, и ломают тех, кто имеет хрупкий стержень. Страх ничего не достичь и оказаться на днище, как матушка, слишком реальный, потому даже несчастный аттракцион и ухмылка на лице Ургхарта подстегивают провести остаток лета за изнуряющими тренировками. Проскакивает совершенно безрассудная и нелепая идея предложить Бенджамину как-нибудь полетать вместе, но Ал тут же мысленно залепляет себе пощечину. И хочется, и колется, да голос разума не велит.

- Еще один раунд? Полсотки тут не для красоты нарисованы, - Брэдли совершает несколько вращений битой, после чего принимает стойку с выставленной вперед левой ногой, и сводит брови на переносице. Взгляд против воли скашивается на ехидненько-смазливое личико Беджи, и это чертовски отвлекает. Само присутствие Ургхарта действует, словно писк комара в ночи, причем Алистеру совершенно не ясно, с каких пор его мозг без спроса реагирует на богатого придурка. - Слова о золотом мальчике я обратно не возьму, потому что это правда. Другое дело, что, возможно, я перестану считать тебя бездарным, павлинушка. По удару, и пойдем во-он ту-уда, где пряниками пахнет? Там квоффлы в кольцо бросать нужно - к этому нам не привыкать с тобой. Или сразу к штырехвостам пачкаться с ног до головы?

Алистер подмигивает слизеринцу, после чего все-таки отворачивается к груше, собирая в мертвую хватку на рукоятке все силы. Пусть Бенджи хоть истечет ядом, но удовольствия от ярмарки не отобьет. Здоровая конкуренция лишь разжигает этот костер для шашлыков с участием их обоих.

[newDice=1:50:0:все равно я самый вкусный ириска]

Отредактировано Alistair Bradley (19.10.21 21:04)

+1

12

- Не знаю, как тебя занесло, а мне отец место в команде купил, разумеется, - Бенджи жеманно улыбается и пожимает плечами. Берет платок, вытирает фантомный яд с губ и кладет в карман, даже не подумав вернуть Брэдли. Оставит себе сувенир.

На самом деле, Бенджи всегда было плевать, что о нем говорят, потому что говорят в основном за спиной — злые и завистливые языки. Но с такими, как Алистер Брэдли, стоит играть на опережение — тебя не смогут задеть, если ты заранее знаешь, куда будут бить. Не станет брать слова про золотого мальчика назад? И ладно, не слишком-то и хотелось.

- Раунд так раунд, - несмотря на внешнее спокойствие, Бенджи становится слегка угрюмым. По какой-то совершенно непонятной, иррациональной причине он ждал, что Ал изменит о нем свое мнение — вот только с чего бы ему меняться? И с чего бы Бенджамину об этом думать? Ведь когда в последний раз его заботило чье-то мнение, кроме своего собственного.

Брэдли бьет на четырнадцать баллов. У Ургхарта испаряется желание язвить — видимо, платок с забавными ниффлерами и правда впитал весь яд — поэтому он молча перенимает у соперника биту, обойдясь в этот раз без насмешливых комментариев.

В новый удар Бенджи вкладывает все свое раздражение и разочарование — он занимает устойчивую позицию и замахивается гораздо сильнее. Результат — одиннадцать, курам на смех.

— Я в этот раз бил даже сильнее, — снова пожимает плечами, — мне кажется, тут результат вообще случайный. Не можем же мы и правда быть такими хлюпиками.

Причислять к хлюпикам только себя Бенджи не осмеливается — уж слишком было бы благородно, не станет он делать Брэдли такого одолжения.

Пока они идут к следующему аттракциону, каждый про себя пережевывая ничью, Бенджи замечает лавку с ароматными имбирными пряниками — как раз теми самыми, о которых говорил Алистер. Запах и правда довольно будоражащий.

— Тебе в форме бладжера, — Бенджи не опускается до предложения, а сразу переходит к выбору, — или квоффла? Мне квоффл, — сунув монетку в жилистую руку продавца-старикашки, Бенджи расплачивается сразу за два пряника. Ясно ведь как белый день, что Брэдли нужнее деньги на новые ботинки, чем на еду. Не наслаждаться же ему пряником в одиночестве, если карманы орла не оттягивают лишние галлеоны.
[newDice=1:50:0:сначала дайс хд]

Отредактировано Benjamin Urquhart (20.10.21 20:18)

+1

13

- Меня занесло исключительно потом и кровью, - прямо, будто квоффл в кольца, бросает Ал в ответ на ручеек сарказма слизеринца и сглатывает комок заинтересованного удивления. Змейка с ложкой во рту шутит о купленном месте, а ведь Бенджамин оказался в команде отнюдь не второкурсником с пушком. Чего павлин так долго не желал хвост распушать перед всей школой? - Я в первый раз провалился на отборочных, поцеловав землю, как скинутый с башни мешок. Тебе бы понравилось на это смотреть. Шрам на подбородке до сих пор остался.

Ал, закусив нижнюю губу передними зубами и приобретая схожесть с настоящим бобром, следит, как исчезает платок в кармане слизеринца. Простреливает током - не суй пальцы в розетку, паршивец! - ощущение, что Ургхарт забрал очередной трофей этим днем, и речь отнюдь не о платке. Парень трясет головой, отгоняя наваждение. Помогает! Перед ним прежний засранец Бенджамин, разве что чуток угрюмее, чем пятью минутами ранее. Удар соперника по груше Алистер прозевал, занятый незнакомыми переживаниями, и теперь вынужден кивать на глубокомысленный вывод Бенджи о случайных результатах. Сколько там показала стрелка, останется для Алистера загадкой, ведь его ведут к пряникам.
Давно он начал продаваться за сладости? Гордость не возмущается, когда он глотает слюну, едва не выдавшую его с потрохами в уголках губ. Было бы совсем жалко пускать слюни, подобно псу, положившему морду на колено хозяина за обедом.

- Мне тоже самое, - не особо вникая в муки выбора и пропуская вопрос мимо ушей, бормочет Алистер. Сладости становятся их маленькой традицией, когда Бенджи угощает, а Брэдли не противится, протягивая руку к продавцу за оплаченной не им едой. Отчего-то он не воспринимает сей жест, как подачку или попытку унизить. Сам Ургхарт будто бы и не задумывается о ценности своего поступка, а ведь за Алом никогда особо не ухаживали и не заботились. На прянике остается след от укуса полумесяцем. - На этот раз я первый.

Алистер подскакивает к аттракциону и подхватывает с земли квоффл, всучая надкусанный пряник Бенджамину со словами: "Пффодершии, пфошшалуйста". До колец навскидку 50 футов, перед ними - мельтешит зачарованный диринар.

- Да начнется веселье, - парень целует квоффл на удачу, заводит руку за плечо и отправляет мяч крученным ударом в левое кольцо.

[newDice=1:50:0:1 - 10 - мимо колец, 11 - 20 попал, 21 - 30 - диринар отбил, но удар точный, 31 - 40 - попал в Бенджи, 41 - 50 - рикошет от кольца]

0

14

— Уверен, что смогу насладиться этим зрелищем: нам еще целый год играть, — Бенджи щурится, услышав историю феерического позора, свидетелем которого, увы, не стал. — Когда я пробовался в последний раз, Монтегю сломал мне нос, — Бенджи бросает это между делом, не делая из очередной несправедливости трагедию. — Дай посмотреть на шрам.

Он заинтересованно подходит ближе, но Брэдли делает шаг навстречу, и его лицо становится так близко, что их носы почти соприкасаются. Ургхарт мажет рассеянным взглядом по зеленым глазам, губам, и наконец — критически оценивает небольшой шрам, задержавшись на нем пару секунд. Отстраняется, чувствуя, как к щекам приливает кровь — июль, и хоть дело уже идет к вечеру, солнце все еще нещадно опаляет светлую изнеженную кожу. Именно в этом дело.

— Царапина, — Бенджи закатывает глаза, не особенно впечатлившись, и проводит пальцем по своему шраму, рассекающему правую бровь и глаз до самой скулы. — Ваши, — Ургхарт обобщает, потому что все, кто не на Слизерине — чужаки, — святые гриффиндорцы меня дразнили, подвывали в коридорах.

Он намекает на что, что на первом курсе его обзывали оборотнем: спрашивали, влезают ли клыки в пасть, когда он обращается, и не завелись ли еще блохи. Бенджи тогда был изнеженным роскошью мальчиком, не сталкивавшимся ранее с издевками — он смущался, замыкался и под громкие завывания сбегал в подземелья. Когда это заметили старшие представители их серпентария, гриффиндорцы перестали потешаться. Несколько особенно отличившихся и вовсе оказались в Больничном крыле. На этом, правда, помощь закончилась, никто не вел с ним задушевные пояснительные беседы — старшекурсники кинули ему веревку, но выбираться из болота неуверенности пришлось самостоятельно. Выживает сильнейший — и Бенджи выжил. 

Ему не жаль пострадавших гриффиндорцев — он вообще с жалостью в посредственных отношениях. Поэтому, расплачиваясь за Брэдли, Бенджи толком даже не разбирается, почему так делает и какие вообще эмоции вырывает у него орленок, которому наверняка приходиться тяжко в суровом бою между гордостью и желанием почувствовать, как глазурь, покрывающая мягкий имбирный пряник, хрустнет под зубами.

Бенджи принимает надкусанный пряник двумя пальцами, морщась от легкой брезгливости. Когда Ал целует квоффл, который наверняка уже трогали до них десятками рук, Ургхарт и вовсе делает страшные глаза, неодобрительно качая головой.

- Подхватишь какие-нибудь гл… — он не успевает договорить, потому что крученный квоффл, попавший таки в мишень, рикошетит в него — ударяется в солнечное сплетение, выбивая из груди воздух.

Бенджи кашляет, подавившись, и только через пару секунд, когда его дыхательные пути оказываются в безопасности, замечает, что уронил пряник Ала.

— Ты придурошный? — Бенджи недовольно отряхивает светлую рубашку от невидимой пыли и поднимает квоффл с земли. - На, — он грубовато сует в руки Алу свой недоеденный пряник, — мой доешь.

Он собирается показать Брэдли, как нужно кидать, но громких заявлений не делает — кажется, эти аттракционы не любят слишком самонадеянных.

[newDice=1:50:0:иииииии]

Отредактировано Benjamin Urquhart (24.10.21 21:00)

+1

15

Брезгливые попытки осечь поцелуй квоффла пролетают мимо ушей - самую малость полыхающих ушей. Блуждающий взгляд Бенджамина и почти столкнувшиеся носы будут еще долго стоять перед глазами. Отчего-то близость оказалась куда трепетнее, чем Ал того ожидал, поди не каждый день с соперником шрамами меряться приходится. Квоффл вынужден испытать на себе раздражение и презрение к тем придуркам, которые смели дразнить слизеринца. Ликантропия - это не тема для шуток, как и чьи-то внешние особенности.
Дети часто бывают глупы и жестоки.

- Прости, - взвывает Алистер, с ужасом глядя на задыхающегося в приступе кашля парня. Удар по кольцам оказывается слишком сильным, аттракцион отвечает рикошетом, и мяч молниеносно возвращается обратно прямиком в неожидавшего подставы Ургхарта. - Это все драккловы шутки магии. Ты как? Дышать можешь? Ребра не болят? Ничего не сломал?! Дай посмотрю-ю...

"Придурошный" из уст слизеринца звучит почти ласково. Алистер кудахтает, как обеспокоенная курица над золотым яйцом. "Сосунок того не стоит," - презрительно бы бросил даже капитан слизеринской команды, не то что приятели Алистера или сборная факультета, но отчего-то рейвенкловцу хочется верить, что гаденыш стоит большего, чем забота.

Наивно надеяться, что Бенджамин примет его помощь и разрешит лезть под светлую рубашку, к которой заморыш-грязнокровка даже прикасаться поди права не имеет. Вдруг бедность заразна, и дорогие ткани раскрошатся, как от сглаза. В тянущуюся к плечу с целью похлопать ладонь топорно запихивают пряник, а чистокровный слизеринец уже отряхивается и почти свеженький занимает место напротив аттракциона позора. Алистер даже не дергается, когда Ургхарт отправляет квоффл в сторону колец, замирая с чужим пряником между зубов без зазрения совести. Если трюк с рикошетом повторится, то это будет заслуженным ударом, и Брэдли готов его вынести.

Диринар, издавая вялые птичьи звуки, отбивает летящий по верной траектории квоффл. На настоящем квиддичном поле у вратаря было бы меньше шансов справиться с таким метким ударом, но, видимо, аттракционы рассчитаны на веселье, а не состязания, у кого глазомер лучше и руки сильнее. Увлеченно жуя пряник, словно паренек из телевизора попкорн в кинотеатре, Брэдли забывает слишком быстро о квоффле, считая, что точка в разговоре о шрамах не поставлена.
На сей раз первый шаг делает зеленоглазый.

- Святых не существует, - невпопад возражает Алистер и прикладывает указательный палец с заусенцами к губам Бенджамина, без слов заявляя, что теперь его очередь говорить. - И благочестие не зависит от принадлежности к факультету. Мне было глубочайше плевать, куда меня распределит Шляпа. У меня оба родителя учились на Рейвенкло, и как бы результат на лицо. Я стою с тобой, Ургхарт, на ярмарке и доедаю пряник из твоих рук. Так настолько ли надежно разделение на наших и ваших?

Палец отстраняется от губ всего на дюйм, но не исчезает в кармане джинсов. С самоуверенной наглостью Алистер повторяет недавнее движение Бенджи, проводя подушечкой пальца по его шраму снизу вверх. Брэдли ни разу не задумывался о наличии у однокурсника этой отметины. Вроде судачили о каком-то оборотне на первых курсах, но Ал всегда был далек от сплетен и жадных до перемывания косточек языков. Он настолько привык к особенности на лице слизеринца, что не придавал ей все шесть лет никакого значения.
Внезапно хочется узнать о происхождении, но Алистер понимает, что за видимыми шрамами могут прятаться куда более глубокие и незаметную взглядам окружающих.

- Я оставил тебе половину, - Брэдли не без сжатой в кулак силы воли отрывается от глаз слизеринца и выпуклой полоски кожи под пальцем и возвращает многострадальный пряник Бенджамину. - Куда дальше, охотник?

+1

16

Когда Ал начинает кудахтать над ним, словно самая настоящая обеспокоенная наседка, Бенджи вяло отмахивается, согнувшись. Он пытается восстановить дыхание – воздух отчаянно не хочет проникать в легкие, поэтому приходится делать быстрые короткие вдохи. Разогнувшись, Бенджи отходит на полшага назад, чтобы сократить расстояние между ними… до приличного.

– Все в порядке, мам, – он произносит последнее слово, издевательски растягивая гласную. – Жить буду, успокойся.

Кажется, близость совершенно не смущает Алистера – теперь он подходит первым, сокращая расстояние между ними до каких-то незначительных сантиметров. Когда он кладет палец на губы Бенджи, последний цепенеет, словно олень, выскочивший на яркий свет фар. Оленю не повезет, если водитель не успеет затормозить, но Брэдли этого делать явно не собирается.

Осоловело моргая, Бенджи выслушивает короткую, но пламенную речь, далеко не сразу складывая услышанные слова в предложения, которые приобретают какой-то смысл только тогда, когда Ал перекладывает палец с губ на шрам – он едва выпуклый и весьма чувствительный (когда Бенджи нервничает, он может расчесать его до крови), что не делает ситуацию более простой.

Ни одному живому человек Бенджамин не позволил бы прикасаться к его лицу грязными пальцами – даже чистыми, если хорошенько подумать. Брэдли ломает всю отлаженную систему брезгливого мальчика: он даже не думает о грязи и микробах, которые могут перекочевать с нежных пальцев на его драгоценное лицо.

Он отходит на полшага, цепко хватаясь за запястье Ала, и отводит его в сторону, задержав прикосновение на долю секунды, прежде чем отпустить. Нужно сказать ему, чтобы больше так не делал, иначе…

– Руки, – “давай, скажи, чтобы он убрал их”, – Бенджи медлит, но проигрывает бой с самим собой, – грязные, придурок. На, доедай, – голос охрип, – я же вижу, тебе хочется.

Он молниеносно меняет тему, отводя глаза, ин не рассчитывает на отказ – Брэдли явно живет по принципу “бери, что дают”, и не собирается кусать кормящую его руку. Бенджи почувствовал легкий стыд за свои слова, брошенные невпопад – ситуация действительно неподходящая. Но с каких вообще пор ему за себя стыдно? Тем более, перед Брэдли? Пора заканчивать.

Бенджи делает несколько шагов назад, и приглашающе кивает себе за спину.

– Я даже отсюда слышу, как визжит штырехвост, – он делает вид, что не произошло вообще. Ничего. Особенного. И чертовски. Странного. – Надеюсь, что он не будет наградой за свою поимку.

Когда они приближаются к вольеру, двое перепачканных в грязи, но счастливо улыбающихся парня выходят оттуда, громко смеясь и переговариваясь. Бенджи смотрит на них в ужасе, потому что они буквально покрыты влажной грязью, землей и комками травы с ног до головы.

Но чертов Алистер Брэдли вознамерился взять его на слабо, и да, Бенджи поведется, потому что просто не может иначе. Он буквально насаживается на крючок, как глупая рыбка, зная, что в конечном итоге ему будет… в общем, он вряд ли будет веселиться, как уходящие с ярмарки парни, когда пропашет своим идеальным носом землю.

Палочки им пришлось оставить у загадочно улыбающегося смотрителя аттракциона. Галантно открыв низенькую дверцу в загон, Бенджи делает шутливый поклон, изящно указывая рукой на вход.

– После вас, сэр.

Штырехвост забавно похрюкивает, медленно прогуливаясь нарочито вдоль забора. Эти твари гораздо умнее и хитрее свиней, а еще, если Бенджи не изменяла память, ощутимо кусались.

Под ногами – самая настоящая жижа. Бенджи чувствует, как дорогие ботинки утопают в грязи на несколько сантиметров, и морщится, делая первый шаг. Под подошвами хлюпает, и Бенджи издает несчастный скулеж, оборачиваясь на Брэдли.

Кажется, сегодня ему уже нечего терять –– он засучивает рукава и собирается показать, что способен куда на большее, чем Алистер думает.

Кидаем дайс с 10 гранями.
1 – Штырехвост увернулся, продолжайте попытки.
2 – Вам удалось схватиться за влажный от грязи свинячий бок, но его обладатель (или обладательница, никто не собирается заглядывать ей под хвост) больно кусает вас за пальцы – несерьезно и не до крови, но весьма ощутимо и даже обидно.
3 – Штырехвост сбежал в противоположную сторону загона, прошмыгнул прямо у вас между ног – хорошо хоть, что не цапнул за самое сокровенное.
4 – Штырехвост увернулся, ущипнул вас за зад и дал деру. Живите с этим.
5 – В попытке поймать прыткую зверюгу вы поскользнулись и всем туловищем упали в лужу грязи. Да, в том числе подбородком.
6 – В попытке поймать прыткую зверюгу вы упали на колени, чудом не рухнув в лужу подбородком.
7 – Вы поймали штырехвоста и даже смогли удержать его на пару секунд, но он высвободился и убежал.
8 – Вы поймали штырехвоста, поразительно. Если угадаете, сколько он весит, получите не один, а два приза! (Чтобы угадать, после поимки выкиньте дайс, который выкинет Бенджи в этом посте)
9 – А, ой, вы подвернули ногу, поскользнувшись. Хорошенько подумайте, сможете ли продолжать погоню?
10 – Вы случайно схватили штырехвоста за хвост. Раздался пронзительный визг, из-за чего ваши барабанные перепонки чуть было не пострадали. Теперь зверюга настроена к вам крайне враждебно, и при следующей попытке укусит вас при любом раскладе.

[newDice=1:10:0:Повезет ли Бенджи?]

Отредактировано Benjamin Urquhart (Вчера 20:17)

+1

17

Пока они держат путь к самому экстремальному и грязному аттракциону ярмарки, выбрав для себя совершенно разные ориентиры - Ургхарт - визг, Брэдли - Ургхарта, - Алистер задумчиво гладит запястье, в которое совсем недавно вцеплялся слизеринец. Он готов поспорить на десяток пряников, которые ему не по карману, что с языка Бенджамина почти сорвались совсем иные слова, готовые ударить хлыстом по щеке. Но Ургхарт отчего-то промолчал, замяв начатую фразу брезгливым комментарием о нечистоплотности, которое по шкале иронии вытянуло от силы на двоечку.
Сдает позиции.

"Чистыми, значит, можно," - берет на заметку Ал, чтобы припомнить при случае.

Обида, как остатки ирисок между зубов, не растворяется до самого загона со штырехвостом. Виной тому последующая за руками издевательская насмешка об изголодавшем оборванце. Алистер чувствует себя уязвленным, но отчаянно пытается заткнуть в себе это чувство. Он ведь ничего не ожидает от Ургхарта - чудес не существует. Они всего лишь два соперника на поле без шансов на какую-либо дружбу, которые встретились волей случая на матче. Брэдли следует быть благодарным, что Бенджи угощает на этом празднике жизни и платит за аттракционы. Каждой крысе в школе известно, что Ургхарт не самый приятный в общении паренек - даже слизеринцы, наверняка, едва его выносят, иначе бы он не куковал сегодня в компании нищеброда.

- Сначала поймай, а потом на награду замахивайся, - ухмыляется Алистер, позволяя пропустить себя вперед. Его не смущают с хлюпаньем утопающие в грязи кроссовки, которые отчистить до первичного состояния заклинанием вряд ли уже удастся. Впрочем, они давненько просили обновки. - Пока что штырехвост расторопнее твой язвительной попы.

Ал подмигивает гаденышу и улыбается во все свои зубы, заминая нарушенную к дракклу дистанцию, внедрение в личное пространство и брошенную в него шпильку возле прошлого аттракциона. Будто ничего не было между ними, и лишь предательское воображение слишком сильно разыгралось. Сигнал тревоги уже зарождается где-то под корой головного мозга - у него не получается долго злиться на Бенджи. Плохо, очень плохо.

- Это всего лишь грязь, Ургхарт, есть вещи пострашнее, - Ал не разделяет страдания на лице парня, но сочувствует ему. В первый раз всегда тяжело. - Знаешь, в холодную воду лучше нырять с головой. Так и тут. Парочку раз окажешься на земле и привыкнешь. Может даже понравится. Иногда весело позволить себе быть другим.

Штырехвост носится, как угорелый, и Алистер не спешит сразу гнаться за ним. После внезапного налета Бенджи животное напугано и раздражено - Ал бы на его месте тоже возмущался.

- У вас в поместье... или где ты живешь? - Брэдли замолкает, пытаясь представить, как устроена жизнь парня вне Хогвартса. Школа все-таки создает некоторую изоляцию, в которой они вынуждены проводить большую часть времени, и зачастую забывается, что за стенами у каждого есть дом, семья, традиции. - У вас есть питомцы?

Вдруг за победу действительно дают штырехвоста, так нужно его куда-то пристроить. В развалюхе в маггловском переулке держать волшебного поросенка проблематично, тем более его кот Микки тот еще интроверт - идет на контакт лишь с ним и Робом, который и притащил животное с улицы в дом.
Вполне себе отчетливо вырисовывается образ холенного Бенджи, выгуливающий штырехвоста на лужайке на поводке. Алистера пробирает на смех, но он молчит, как партизан, о причинах истерического приступа.

- Мой выход на сцену, - сжимая губы в полоску, чтобы не слишком сиять, заявляет Алистер, готовый ловить штырехвоста до победного.

[newDice=1:10:0:ловим]

+1

18

Откровенно говоря, первая попытка Бенджи наладить контакт со штырехвостом выглядит так же жалко, как робкие ухаживания третьекурсника за понравившейся ему девчонкой. Девчонкой, которая считает, что все мальчишки — дураки, и от них стоит держаться подальше.

Когда свинья, задорно хрюкая, специально сокращает между ними дистанцию, поддразнивая — и правда ушлые твари — Бенджи делает не слишком впечатляющий выпад, ловя руками воздух. Определенно, придется переступить через себя, чтобы предпринять настоящую попытку урвать себе наверняка сомнительный приз. Галочка в голове уже проставлена: что бы не заготовили организаторы ярмарки в виде поощрения за грязевые ванны, достанется оно Брэдли. У Бенджи уже есть все, и даже более того — главным призом он считает подписанный Бродмуром флаг и колдографию Ала, бережно сложенную им в карман. На периферии сознания теплится мысль заслужить расположение несносного рейвенкловца, но прирожденный слизеринец старательно запихивает ее поглубже. Он, в конце концов, не служебная собачка, чтобы с надеждой ждать угощения, заглядывая Брэдли в глаза.

Отвлечься на светскую беседу кажется хорошей идеей. Он почти томно облокачивается на заборчик загона, закидывая ногу на ногу, и с преувеличенным интересом рассматривает подсыхающую сверху грязь на своих ботинках.

— В поместье, — Бенджи вздыхает, — у отца есть гигантский рунеспур: он еще молодой, весит килограммов сто, поэтому штырехвост ему, скорее всего, понравится, хоть и в виде закуски. Забавная, кстати, змея: головы постоянно друг с другом перешептываются, а еще могут сговориться и откусить другую. Правая смертельно ядовитая, всегда всем недовольна и много шипит — поэтому ее обычно и отгрызают. У нас пока все целы.

Бенджи давно привык к змее, и относится к ней куда спокойней, чем отец — рунеспуру была отведена просторная комната, зачарованная незримым расширением и оборудованная как гигантский террариум — там было организовано специально место для медитативного наблюдения за затейливой зверушкой. Отец часто пропадал там с бокалом огневиски: он вырастил рунеспура с самого вылупления, и к нему змея относилась наиболее благосклонно. А вот на Бенджи поглядывала хищно.

Ал и правда приступает к делу решительно, словно готовился к схватке со штырехвостом всю свою жизнь. Преодолев расстояние до свиньи буквально в несколько шагов, Брэдли уверенно хватает ее - или его - за гладкий, скользкий от грязи бок. Несколько секунд Бенджи кажется, что дело сделано, но штырехвост, оглушительно визжа, вырывается, кусая Ала за пальцы. Откровенно говоря, УзМС — уроки, на которых Бенджи предпочитал поспать, поэтому он совершенно не уверен, что именно находится у штырехвоста в пасти - тупые зубки или острые клыки.

Перед тем, как рвануть к Алу, чтобы убедиться, что хищное существо не оттяпало ему руку по локоть, Бенджи бросается сначала на штырехвоста: тот как раз отбежал в противоположную от рейвенкловца сторону, не заметив со спины слизеринца. Бенджи был близок к успеху, но в последний момент, отгоняя свинью обратно к Алу, поскользнулся — и распластался боком прямо у соперника (или все-таки напарника в этом испытании?) под ногами.

Лодыжку обожгло острой болью.

- Да твою маааать, - Бенджи сел, хватаясь за ногу чуть повыше носка, - мы не уйдем живыми. Рука твоя как?

Он остается сидеть на земле - лодыжка болит, он весь вымазан в грязи - спешить, определенно, уже некуда.
[newDice=1:10:0:сначала дайс, пожалуй хд]

Отредактировано Benjamin Urquhart (Вчера 21:32)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 27.07.96. Я построю свой лунопарк: с квиддичем и девчонками!