Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 27.07.96. Я построю свой лунопарк: с квиддичем и девчонками!


27.07.96. Я построю свой лунопарк: с квиддичем и девчонками!

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


Benjamin Urquhart, Alistair Bradley
27 июля 1996.
Оттери-Сент-Кэчпоул

Полуфинал Чемпионата Британской лиги по квиддичу: “Первенцы Портри” (1) против “Сенненских соколов” (2). А также традиционная ежегодная ярмарка в Оттери-Сент-Кэчпоуле.

[newDice=1:2:0:Кто победил?]

Отредактировано Benjamin Urquhart (03.08.21 14:33)

+1

2

Настроение Ургхарта метнулось от отметки «отвратительно» до «великолепно» со скоростью, которую развил ловец «Сеннекских соколов», поймавший снитч в последнюю минуту финального тайма. Майкл Бродмур, сын легендарного загонщика Карла Бродмура, был сегодня просто на высоте.

В незапамятные годы, еще за десять лет до рождения Бенджи, его отец, вместе со своим братом Кевином, сыскали себе славу жестоких, беспринципных игроков, не раз получавших штрафы от Министерства Магии.

В те времена «Сеннекские соколы» занимали одну из самых низких строчек турнирной таблицы. Но сейчас, на рубеже двадцатого первого века, рейтинг команды взметнулся до небес: отчасти это было из-за того, что братья Бродмуры завершили свою спортивную карьеру, решив сменить деятельность на тренерскую. И в этой роли они преуспели! Ходили слухи, что соколы тренировались шесть дней в неделю, и нередко получали от тренеров нагоняй бладжером. Партия новая, порядки - старые.

Изначально Бенджи собирался на чемпионат вместе с Пьюси и Уоррингтоном: они не очень дружили, но общее дело, как известно, объединяет. За два дня до начала турнира Эдриан прислал сову, в которой красочно описывал, как подцепил драконью оспу, и теперь сидит в карантине, покрывшись фиолетово-зеленой сыпью, а Пьюси просто не явился на место встречи. Бенджи прождал его битый час, и отправился на трибуны в гордом одиночестве - злой как собака.

А потом соколы победили, и Бенджи и думать забыл про своих непутевых приятелей. Гудящая толпа подхватила его дружной  волной, спешащей на ярмарку: ходили слухи, что Соколы  тоже там будут, праздновать победу  и раздавать автографы.

- Это что?… Брэдли! - Окрикнув однокурсника, раскрасневшийся Бенджи активно замахал руками, как ветряная мельница. - Эй, придурок!

Отредактировано Benjamin Urquhart (03.08.21 13:24)

+1

3

Алистер прежде никогда не бывал на матчах по квиддичу - школьная песочница не считается. Отец прислал совой утешительный приз в виде смятого билетика, оправдываясь длинным письмом, что не сможет увидеться с сыном этим летом. На сей раз не из-за работы. Не сей раз виновата новая семья и ожидание ребенка от амазонской красавицы. "Бьют - беги, дают - бери," - Алистеру не комильфо строить из себя пташку высокого полета и отказываться от подарков. Сначала он правда выбросил бумажный комок в мусорное ведро, чтобы на следующее утро, словно бродячий кот, рыться в контейнере за углом дома.

На матч он все-таки в назначенный день аппарировал, и ни на секунду не пожалел о том, что наступил на горло гордости и обиды. Команды, историю которых он знал наизусть из спортивной литературы, носились, как маггловские байкеры, в воздухе, а удары были настолько беспощадными, что Брэдли почувствовал себя полным профаном в квиддиче. Алистер так был увлечен происходящим на поле, что забыл о том, за кого болеет. Он болел за квиддич и радовался очкам обеих команд, подбадривая их звуками из игрушечной пластмассовой дудки ярко-оранжевого цвета.

Алистер обещал Робу автограф от звезды "Соколов", потому после матча он задерживается и мнется внизу трибун в надежде где-нибудь поймать игроков и выпросить закорючки на колдографии. Звезд на горизонте не видно, зато раздается знакомый своим надоедливым жужжанием голос слизеринского охотника. Драккл спутаешь! С такой любовью придурком его называет лишь Ургхарт.
Не заметить краснощекого пижона в толпе сложно, да и не хочется не замечать. За прошедший месяц он даже заскучал без подколов и провокаций, а вкус лакрицы так и не забыт. Впрочем, такое не забыть.

- Какие люди и без свиты, - с иронией произносит Ал вместо дружелюбного приветствия или зудящего на языке "сам придурок". - Мне на мгновение послышались радостные нотки в твоем голосе. Как проходит лето? Купаешься в шампанском и сосешь золотые леденцы на берегу Франции?

+1

4

- А ты думал, что я с телохранителями расхаживаю? - Бенджи фыркнул, прекрасно понимая, что Брэдли говорил о его, так называемых, друзья. - А ты тут воду, что ли, раздаешь?

Оглядев Брэдли критическим взглядом сверху-вниз, Бенджи остановился, на мгновение, на его заношенных ботинках, и, снова фыркнув, скрестил руки на груди. Алистер не выглядел как человек, трудящийся на мачте на побегушках, но Бенджи не мог не позволить себе очередную колкость.

- Мы были во Франции всего неделю, - в голосе звенит разочарование, Бенджи трагично заламывает брови, вздыхая с тоской, - а потом отцу понадобилось уехать в командировку. Очередную.

Мгновенно потускнев, Бенджи отвел взгляд и опустил руки по швам. Неловко засунул их в карманы, нашаривая кошелек с галлеонами, и постарался отогнать от себя безрадостные мысли, ощупывая монетки. Он знал, чем занимается его отец на самом деле. Готовится... видимо, все-таки к войне. И не на той стороне, на которой его хотел бы видеть Бенджамин. По правде, он бы предпочел нейтралитет, но отец...

- К черту, - Бенджи раздосадовано выругался, - тут где-то... О!

Мимо прошествовала плотная толпа, окружившая Карла Бродмура: он шел, высоко подняв руку над головой - в ней трепыхался золотой снитч, отблескивающий на закатном солнце.

- Так, - Бенджи по-хозяйски схватил Брэдли чуть повыше запястья и уверенно потащил за собой, - а ну-ка... давайте, разойдитесь!

Какой-то мелкий пацан был готов запрыгнуть на Бродмура с руками и ногами. У него был воинственный, распушенный, как у злого попугайчика, вид, и он недовольно обернулся на Бенджамина, расталкивающего толпу локтями.

- А ну-ка отойди, мелкий, мне... нам нужнее!

В кармане был сложенный напополам серый флаг «Сеннекских соколов», и Бенджи не собирался так просто уйти без подписи звезды этого матча. Он к этому моменту, может быть, готовился всю жизнь, и сейчас собирался зубами выгрызать себе шанс заполучить автограф. Для себя и, так уж и быть, для Брэдли, который наверняка тоже что-то заготовил для подписи.

[newDice=1:2:0: 1 - мелкий обиженно посторонился, готовый разреветься, 2 - со всей дури наступил Бенджи на ногу и рванул к Бродмуру первый]

Отредактировано Benjamin Urquhart (04.08.21 21:23)

+1

5

- Конечно, с телохранителями. Не с друзьями же, - на серьезных щах фыркает Алистер. Его не покидает ощущение, что с друзьями у Ургхарта не шибко ладится. Не может такой любитель скунсовой лакрицы и обладатель самой гадливой усмешки вызывать желание дружить. Брэдли не в счет, но и на общепринятую дружбу не претендует. Одним словом, Бендж производит впечатление крайне одинокого подростка. - Я не водичку разношу, а занимаюсь благотворительностью и сбиваю спесь с самовлюблённых гадов.

Алистер театрально охает, когда Бенджи сообщает, что всего неделю пробыл во Франции. Бедный месье. Брэдли не тушуется под его взглядом сверху вниз на потертые ботинки. К ним прилагаются выцветшие синие джинсы и черная футболка, купленная на азиатском рынке. Они разные внешне, но от обоих отцы откупились матчем.

- Мой папа тоже где-то далеко, - невпопад вместо издевки делится Ал. Сложно смеяться, когда Бенджи мрачнеет на глазах и зачем-то мнет карманы своих красивых брюк.

К счастью, Ургхарт также легко выпадает из тлена, как и впадает в него. Видимо, также поджидавший победителей Бендж резво срывается с места к ловцу "Соколов", таща за собой ошалевшего Брэдли. Все препятствия на их пути разлетаются от локтей Бенджамина, будто никакая Франция не сравнится со встречей с кумиром. Простая радость на лице однокурсника удивляет и радует: в гаденыше есть что-то простое и человеческое, а не только злоба и яд.

И только Алистер проникается теплым чувством к Бенджи, как гнилое яблочко снова дает о себе знать, разочаровывая.

- Куда ребенка обидел, дурак? - тоном курицы-наседки возмущается Брэдли, оборачиваясь к мальчугану, но пальцы Бенджи слишком крепко сжимают запястье и тянут к снитчу и главному герою матча. В кармане джинсов колдография, в памяти - щенячий взгляд брата. - Мы для мальчика того тоже возьмем автограф. Даже если тебе для этого придется отдать что-то из своей одежды или вещей.

[newDice=1:2:0:Что отдаст Бенджи под автограф для мальчугана? 1 - разорвет флаг пополам 2 - футболку/рубашку ]

Отредактировано Alistair Bradley (05.08.21 00:44)

+1

6

Все же хорошо, что комментарий о друзьях прилетает в спину (пусть и ножом) – Бенджи болезненно морщится, но позволяет очередной колкости пройти сквозь него. Он делает вид, что не услышал этих едких слов, пропитанных соболезнованием и прикрытых в саркастическую оболочку. Брэдли наверняка его жалеет, хоть и не подает виду, ведь у него друзей – каждый второй в Хогварте. Бенджи так и подмывает спросить, как же так получилось, что рейвенкловкий рубаха–парень оказался на матче в таком же гордом одиночестве, но он решает отложить этот вопрос на потом. Когда и сам будет готов рассказать о придурках Пьюси и Уоррингтоне.

Бенджи не хочется больше разговаривать об отцах, хотя любопытство пронизывает от холки до пяток: почему-то ему хочется узнать об Алистере побольше. Но показывать он это не собирается – по крайней мере, пока.

– Чего? – Бенджи равнодушно провожает взглядом обиженного карапуза и встречается глазами с Брэдли – тот смотрит так же сурово и строго, как в детстве на него глядела навязанная отцом гувернантка. С неодобрением. Приходится повышать голос, чтобы перекрикнуть толпу.

Но Брэдли, кажется, совершенно не готов уступать. Бенджи закатывает глаза так сильно, что им впору остаться в таком положении – если они и дальше будут препираться, никакого автографа им не видать.

Скомканный в руках флаг довольно легко разрывается вдвое: он оставляет себе часть с чернеющим соколом, а треклятому пацану оставляет половинку с надписями. Пусть подавится, мелкий говнюк.

Бродмур улыбается во все свои оставшиеся после пятилетней карьеры зубы, и стремительно раздает автографы. Бенджи настырно подсовывает ему флаги один за другим, а потом беспеременно вырывает у Брэдли его помятую колдографию. Толпа бушует, и Бенджи приходится ее перекрикивать:

– Для Брэдли, подпишите, что это для Ала Брэдли!

Для себя и пацана он такой щедрости не просит: и так занял слишком много времени легендарного ловца.

Половинку флага он недовольно всовывает мелкоте в пухлые вспотевшие ладошки. На детском лице расплывается широкая улыбка, настолько искренняя и счастливая, что Бенджи приходится прикусить щеку изнутри, чтобы не улыбнуться в ответ.

– Твоя колдография, – Бенджи тушуется, протягивая Брэдли карточку, и отводит глаза. Ему не хочется уходить, окружающие люди заражают своим весельем, и Бенджи, хоть и собирался укатить в закат сразу после матча, решает сделать кое-что немыслимое. – Не хочешь пойти на ярмарку? Ну, в смысле, не вместе, просто… ну…

Он взмахивает руками, словно это должно все объяснить.

Отредактировано Benjamin Urquhart (06.08.21 19:52)

+1

7

Пусть невозможно перевоспитать слизеринского проныру, но сделать его не столь пагубным для общества вполне. Довольный ребенок, получив кусок флага, тут же забывает о том, что этот самый парень его минуту назад сбил с ног и обидел. Мальчишка улыбается с той искренностью и доверием, которым обладают исключительно дети, и даже Ургхарт смягчается в ответ на детскую улыбку. Брэдли одобрительно кивает на сей жест. Большего ждать от Бенджамина он не станет.

- О-о, - немногословно протягивает Брэдли, осторожно забирая отвоеванный Ургхартом автограф, чтобы не порвать драгоценный трофей. На колдографии красуется не безликая закорючка, как у всех, а его имя. Он сохранит его навсегда. - Это, ну, спасибо что ли.

Алистер не совсем понимает, как реагировать на столь щедрые поступки дурацкого Бенджи. Ириски были полной иррациональностью, но личный автограф ни в какие ворота их привычного общения не лезет. Завтра он целого коня к дому пригонит? Брэдли одновременно приятно и волнительно, потому как недоверчивый голос все еще ожидает подвоха.

- Приглашаешь меня? - удивленно хлопает ресницами Брэдли и почти готов произнести бодрое и восторженное “да”, но Бенджи снова портит все малиновое варенье плесенью. - С какой дистанции в футах начинается твое "не вместе"?

Сейчас они определенно слишком близки друг к другу. Брэдли вполне может различить запах дорогого парфюма или ароматизированного мыла в потной толпе. Кажется, в “Сладком Королевстве” майским днем ароматы сладостей нарушал тот же самый запах.

Абсурдным является уже сам факт, что они обсуждают возможность совместного появления на одной ярмарке, и при этом не забивают стрелку и не вызывают один другого на дуэль. Взмах рук Ургхарта - рук, которые неплохо справляются с квоффлом на поле, - смотрится растерянно и отчаянно, будто мистер заносчивый чистокровный щегленок не может совладать с противоречивостью собственных чувств к сопернику. Алистер его понимает - хочется подружиться, но кулаками помахать было бы как-то правильнее и понятнее.

- Я слышал, что на ярмарке нужно ловить штырехвоста, - уверенно заявляет Ал, а воображение насмешливо подсовывает картинки аккуратно одетого Бенджи, который вступает в борьбу с магическим поросенком. Уж больно охота испортить весь лоск в образе. - Слабо? Или не царского полета развлечение?

+1

8

- Нет, - Бенджи вредно ухмыляется: он всегда противоречит из принципа. Хватит с того, что сейчас был грубо нарушен главный - не дружить с врагами.

Ладно, пожалуй, стоило признать, что Брэдли, с того самого «свидания» в Сладком королевстве, воспоминание о котором заставляет Бенджи глуповато улыбаться, когда никто не видит, был понижен в должности до «соперника». Как-то так, и никак иначе - ведь они не просто с разных факультетов, но и оба гоняются за квоффлом на квиддичном поле - если можно назвать погоней скорость, которую способна развить старенькая Комета Брэдли. Бенджи почему-то неловко за свое превосходство, ведь будь у рейвенкловкого охотника метла поновее, он смог бы составить ему настоящую конкуренцию… Но не метлу же ему дарить, чтобы это проверить, в самом-то деле. Обойдется ирисками.

От мысли о том, что придется ловить свинью, у Бенджи разыгрывается воображение: он в красках представляет, как пропорет землю подбородком, поскользнувшись на луже помоев. Но пасовать перед Брэдли - нет уж, лучше изгваздаться в грязи, но попытаться его превзойти.

- С пяти футов, - Бенджи нетерпеливо кивает Алу на семенящую к ярмарке толпу, - иди уже, я следом.

Бенджи не собирается отвечать на провокацию и вешать какие-либо ярлыки на их… совместное времяпрепровождение.

Ярмарку венчают шатры с различными угощениями: сладкая кукуруза, яблоки в карамели, каменные кексы, шоколадные лягушки и еще куча всего. Бенджи заинтересовано осматривает ломящиеся от угощений прилавки, но решает оставить их на потом. Иначе есть шанс, что его стошнит прямо на штырехвоста.

Взгляд падает на левитирующую в воздухе красную стрелку: она плавно покачивается, указывая на первый ярмарочный аттракцион. В воздухе парит бита, а на цепочке висит крупная, тяжелая с виду груша. Позади стоят механические волшебные счеты, показывающие силу нанесенного по груше удара. Бенджи распахивает глаза от предвкушения, оборачивается на Брэдли и едва останавливает себя, чтобы не хлопнуть в ладоши.

- Давай-ка проверим, кто тут сильнее.

К их счастью, у аттракциона еще не столпились желающие помериться силами.

Бенджи разминает плечи, в мгновение ока становясь совершенно серьезным, закатывает рукава на свободной светлой рубашке, хрустит костяшками и уверенно берет биту в руки.
[newDice=1:50:0:кто тут самый крутой?!]

Отредактировано Benjamin Urquhart (15.08.21 20:45)

+1

9

- Кто бы сомневался, - бубнит себе под нос Брэдли на категорично-гаденький отказ и многострадально вздыхает, но послушно плетётся вперед за устремившейся к ярмарке толпой. Они вроде не делят этим июльским деньком между собой квоффл, а все равно не покидает ощущений, что ведётся один на двоих бой за что-то поважнее, чем победа на матче.

Отовсюду пахнет сладостями, словно ароматы решают взбунтоваться и свести с ума. Отныне Ургхарт будет ассоциироваться не только с лакрицей, но и с запеченными яблоками с корицей. Озвученные пять футов Ал соблюдает из принципа, разглядывая развлечения и ларьки с восхищением пятилетки и намеренно не косясь на Бенджамина. Пусть нос слишком не задирает. Тем временем слизеринец приводит их к дивной игрушке, которая позволяет померяться силой! И у Ала сразу вспыхивает неутолимое желание утереть нос индюку, который уже рвется первым наносит удар по груше. Брэдли со снисхождением старшего брата отходит в сторонку, дабы слизеринец не надумал использовать его вместо груши, и складывает в ленивом ожидании руки на груди.
Жаль, что нет таких же аттракционов для измерения ума.

- Овсянки на завтрак мало ел? - левая бровь поднимается домиком, когда Алистер глядит на появившийся на счётах результат. - Не так паршиво для золотого мальчика, но в детстве тебе биту в руки брать явно не приходилось.

Брэдли тоже не самый крупный на курсе или в команде, но ему частенько на своем недолгом веку приходилось работать физически или решать вопросы кулаками, ломом, палками. Однажды какой-то мужик пришел выбивать долг из отчима, и он, в силу нетрезвости обоих родителей, был вынужден самостоятельно избавляться от проблемы на пороге. Потому, по мнению самого Ала, у него откровенная фора в соревновании с нежным мальчиком Бенджи. Он-то поди даже зубы себе не чистит - на все найдется по домовику, а у Брэдли дома частенько починка труб и забивание гвоздей происходит без магии, прямо этими пальцами в заусенцах и шрамах.

- Отдавай, - Алистер отбирает биту у своего напарника по развлечениям и радуется, что ему-то не нужно беспокоиться о сохранности рубашки. Лишь вены от тепла и напряжения вздуваются полосками.

[newDice=1:50:0:Кто на свете всех сильнее?]

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 27.07.96. Я построю свой лунопарк: с квиддичем и девчонками!