Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 02.09.96. We can never be friends


02.09.96. We can never be friends

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/552/772837.gif  https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/552/597766.jpg  https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/552/829600.jpg
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/552/873374.jpg  https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/552/266678.jpg  https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/552/217710.gif
Alistair Bradley, Benjamin Urquhart
Библиотека.

I'm not myself when you're around.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/552/526899.gif[/icon]

+3

2

Первый урок по Зельям прошел просто отвратительно - в завершении вишенкой на пироге не хватило разве что чьих-то отрубленных пальцев или превратившейся в принца жабы. Скисшей редиской Алистер тащится в библиотеку, пытаясь разогнать сквозняками румянец с щек, и отнюдь не от смущения. Начало учебного года не сулит ни хорошего настроения, ни успешной учебы. Запах лакрицы все еще витает в воздухе насмешкой над летними фантазиями мальчишки о посиделках с Бенджи в школе в дали от любопытных взглядов и о прогулках вдоль Запретного леса, что хочется снять одежду и сходить в душ, смывая с себя остатки встречи со слизеринцем. С такой же силой хочется раздобыть мешок лакрицы и засунуть под подушку, вспоминая ярмарку и визжащего штырехвоста, торжественно всученного в руки рейвенкловца. Самодовольный змееныш разве что не лопался мыльными пузырями от гордости и превосходства.

Алистеру - кровь из носу - нужно достойно закончить Хогвартс, дабы не пришлось пользоваться жалостливо-щедрым предложением Ургхарта о помощи (даже если Ал нашел себя на помойке, оставаться среди объедков он не намерен). Может быть, если Брэдли добьется чего-то в жизни, то матушка бросит к дракклу отчима и перестанет подшофе расстёгивать ширинки мужикам. Или хотя бы Ал сможет забрать младших к себе, в какой-нибудь уютный дом с аквариумом, пушистиками и большим добрым псом.

Несколько минут Брэдли пялится на книжную полку пустым взглядом, пока его не выдергивает визг каких-то первокурсников, впервые столкнувшихся с капризной книгой, которая не пожелала отдаваться так просто и устроила зубастую гонку за ребятами. Алистер взмахивает волшебной палочкой и вынуждает учебник замереть, не оттяпав мальчишке ухо, после чего возвращает на верхнюю полку. Под стеснительное "спасибо" детишки разбегаются.

Учебников по продвинутым Зельям остается не так уж и много, и найти среди них пригодный для учебы экземпляр оказывается непросто. Алистеру приходится пролистывать страницы на отсутствие разрисованных до такой степени, что не разобрать содержимого, или вовсе выдернутых с корнями. Наконец, вполне себе приличная книга находится, и даже переплет не норовит рассыпаться песком прямо в руках, будто мумия, которую случайно откопали.

- Здравствуйте, мадам Пинс мне, пожалуйста, эту на имя..., - Алистер кладет учебник на стол перед пожилой ведьмой, но закончить не успевает. Его имя библиотекарше прекрасно известно.

- Так-так, мистер Брэдли, Вы уже брали вчера учебник по Зельеварению для седьмого курса, - строгий взгляд темных глаз из-под шляпы впивается в уставшего и явно взвинченного юношу. - Одна книга на одного студента, могли бы уж выучить простое правило этой святой обители, молодой человек.

- Простите, мадам Пинс, но учебник в непригодном для обучения состоянии, - прежде неловко прячущий книгу за спиной Ал сдается и с тяжелым вздохом отдает свой смертельный приговор волшебнице. Ей остается только подписать. - Он порвался прямо на уроке.

- И, конечно, совершенно без Вашего участия, - продолжает за него мадам Пинс, складывая руки на груди. - Во-первых, я потребую у Вашего декана отработку в библиотеке, ибо я порядком устала от Вашего возмутительного поведения за эти годы. Во-вторых, либо Вы довольствуетесь тем, что есть, либо заказывайте в Лондоне новый экземпляр. Просто ужасное, беспардонное отношение к книгам!

Алистер хмурит брови до полоски на переносице и упрямо сопит в обе ноздри. За ним собирается уже целая очередь из студентов, которые спешат в начале учебного года разобрать не дышащие на ладан книги, коих в библиотеке не шибко уж и много. Раздражение к Бенджамину растет с каждой минутой, потому как хочется даже в разорванном учебнике обвинить несносного однокурсника. Если бы только Ургхарт не стремился оказываться в центре внимания и провоцировать все живое вокруг на порождение ненависти к себе, то Ал смог бы сдержать свой пыл при себе и, возможно, даже справился с заданием Слагхорна. Если бы только Бенджамин не вызывал такую сильную симпатию, то Брэдли не было бы дела до ненависти. Замкнутый круг, да и только.

- Мне очень нужно.

Как же он ненавидит выпрашивать, но всякий раз вынужден наступать на гордость и выгрызать то, что ему требуется. Потому что никто не придет на помощь, а жизнь не приносит подарков на блюдце. Формула очень простая. И он простоит тут до самого закрытия, если потребуется.

Отредактировано Alistair Bradley (19.09.22 21:42)

+1

3

В ушах звенит. Бенджи останавливается у одного из высоких подоконников, чтобы передохнуть, и несколько секунд мучительно сжимает пальцами виски – боль такая, что хочется выскочить из своего тела, лишь бы закончить эти страдания. После занятия, на котором он безвольно на всех сорвался, на горячих щеках цветет алый румянец, а ставшее мягким и слабым тело то и дело пробирает мелкая дрожь. Он вдоволь надышался испарений от своего и чужих котлов, намучился стоять на ногах в душном, непроветриваемом помещении, и напоследок чуть было не задохнулся от удушающего сладкого запаха ненавистных ему сливочных ирисок, которые так любит Брэдли.

Бенджи вспоминает рассеянную улыбку рейвенкловца в тот день, в Сладком Королевстве, и буквально задыхается от злости, вспомнив, как Алистер опозорил его в Большом зале еще вчера. Невыносимо хочется прикрыть глаза и оказаться где-нибудь далеко от Хогвартса, но лихорадочное сознание подкидывает ему воспоминания о летних каникулах, и Бенджи тихонько стонет, прислонившись к стене и прикрыв лицо ладонью. Прямо сейчас ему нужно взять себя в руки, чтобы дойти до библиотеки, найти там автобиографию Бердока Малдуна и попытаться забыться в четырнадцатом веке магической истории.

В библиотеке, к глубочайшему сожалению, к мадам Пирс столпилась целая очередь, и возглавляет ее никто иной, как Алистер Брэдли. На секунду Бенджи думает плюнуть на все, развернуться и сбежать от очередной встречи, но в последний момент он себя останавливает – он не какой-то трус.

Кажется, дела у Брэдли идут не очень. Очевидно, он пришел взять новый учебник взамен испорченного на зельях, а Пинс, охраняющая свои книжки похуже дракона на горе сокровищ, не хочет отдавать ему на растерзание еще один экземпляр. Когда Брэдли начинает унижаться, Бенджи не выдерживает и делает шаг вперед, грубо отталкивая какого-то младшекурсника.

– Пропустите, – не просит, приказывает Ургхарт, бессовестно пользуясь служебным положениям, – я староста. Раз уж Брэдли учебник не нужен, выпишите его на мое имя, мадам Пинс, – он решительно отодвигает рецвенкловца плечом и вымученно улыбается старухе из последних, стремительно утекающих сквозь подрагивающие пальцы сил. – Я забыл свой экземпляр дома и пришел именно за ним.

Библиотекарь смотрит на Бенджи с недоверием, но слизеринец не пасует – уверенно забирает учебник со стола и вопросительно выгибает бровь, готовый ответить на любые вопросы. Пинс медлит, но не находит, что возразить.

– Правила вы знаете, мистер Ургхарт, – Бенджи нетерпеливо кивает, дожидается, когда Пинс отвернется, чтобы найти его карточку, и уходит вглубь библиотеки, резко развернувшись на каблуках.

Он прекрасно знает, почему не отложил визит в библиотеку на следующий день, и оставляет причину за своей спиной, зная, что она пойдет за ним. Ему нужен этот учебник – у него нет выбора. Бенджи злится на себя за эту дурацкую уловку, глупую, недостойную его манипуляцию, но решительно не может себе противостоять. Как бы он ни отрицал, его тянет к Брэдли, как муху на варенье, но он слишком боится влипнуть, чтобы вести себя по-человечески.

Бенджи чувствует присутствие Алистера позади себя и устало вздыхает, небрежно бросив учебник на один из самых дальних столов в библиотеке. Он специально выбрал самый укромный уголок, чтобы незаметно подремать над тяжелым фолиантом по Истории Магии, который он берет с одной из полок по дороге.

– Забирай его и уходи, – возможно, будь его состояние чуть лучше, чем у раздавленного на дороге глизня, Бенджи обязательно бы устроил торги за этот дурацкий учебник. Он бы с удовольствием посмотрел, как Алистер пресмыкается перед ним, но у него нет ни желания, ни сил вести очередные хитрые игры.

Не глядя на Брэдли, Бенджи занимает свободное место, положив сумку на стол, и устало прикрывает глаза, прислонив успокаивающе ледяные пальцы к вискам. Голова болит просто нещадно.

Отредактировано Benjamin Urquhart (20.09.22 15:41)

+1

4

Детский обиженный вопль размораживает морскую фигуру, вынуждая Алистера вспомнить о том, что он не единственный в библиотеке. Рейвенкловец оборачивается, замечая потирающего плечо ребенка и напыщенную физиономию - кто бы сомневался! - Ургхарта, налетевшего коршуном и сметающего все на своем пути - в том числе Брэдли. Благо Ал покрепче телосложением, оттого толчок слизеринца не сносит с ног, а лишь вызывает гневное недоумение. Ургхарт явно пользуется своим положением старосты и считает выше его чистокровного достоинства стоять в очереди. Очень в духе Бенджамина.

- Но мадам Пинс! - возмущенно вскликивает ошарашенный Брэдли, бросая на встрявшего слизеринца взгляд озлобленного щенка. - Я первый ее взял...

Брэдли чертовски плохо переживает несправедливость. Именно от нее все его отработки, снятые баллы и подозрительные взгляды преподавателей. Он не умеет оставаться равнодушным, проглатывая чужое незаслуженное превосходство и мирясь с устройством крайне предвзятого мира. Самое ужасное в происходящем не унижение, а беспомощность, потому как ему остается лишь молчаливо наблюдать, как учебник уходит в руки слизеринцу. Просто потому что у того репутация в обществе лучше (а вот ручки явно не чисты).

Парень буравит спину Бенджамина несколько секунд, после чего следует за ним с безудержным желанием поставить уже этого гаденыша на место. Наивно было полагать, что они смогут стать друзьями. Насильно мил не будешь, а Ал вовсе не уверен, что Бенджамин способен на любовь к кому-то, кроме себя и своих успехов. Вон как заблестел, едва Слагхорн его выделил. Что может предложить ему Брэдли? Дурную репутацию, если их заметят в обществе друг друга, преданность, защиту, инстинкт курицы-наседки, принятие со всеми дефектами,  но этого явно не достаточно, чтобы пройти отборочные испытания у Бенджамина.

Зато Ровсток, видимо, очень даже вписывается в критерии отбора. Он бы предпочел не слышать любопытных перешептываний, чем Меган опоила Ургхарта, и насколько страстно по шкале от 0 до 10 они целовались у озера. По некоторым слухам - скромные лобызания, по иным - Амбридж на них нет! Только вот Ургхарт на опоенного зельем совсем не похож. После того, как Алистер испробовал на себе таланты девчушки, он за милю определит действие приворота. Бенджамин выглядит измученным, болезненным и раздраженным, но скорее от личных переживаний и бессонной ночи, чем от побочных эффектов. С незнанием жилось определенно легче. Ему хотелось разгромить Бенджи на поле, доказав, что не метла определяет талант. Теперь же хочется доказать, что не шибко сильно ему нужно присутствие Ургхарта в его жизни. И он ни капли не ревнует.

- Сначала метла, теперь - книга, - Алистер внезапно чувствует накатившую усталость, которая гасит гнев, подобно струе ледяной воды. Впрочем, он готов ставить последний кнат, что спокойствие будет длиться недолго и предпочтет свалить в закат, едва Бенджамин снова разинет рот. - Если бы я не знал, что ты эгоистичный и самовлюбленный засранец, пекущийся лишь о своей попе, то решил бы, что ты обо мне так завуалированно заботишься.

Он провожает взглядом небрежно брошенный учебник, словно кость голодному псу. Ургхарт знает, что у Алистера нет выбора, кроме как принять подачку. Рассчитывать на то, что сердце мадам Пинс оттает, можно, но неизвестно, сколько придется ждать у моря погоды, а повторную жабу Слагхорн ему вряд ли простит. Еще вышвырнут с продвинутых зелий и не видать нормальной работы после школы, как счета в Гринготтсе. Алистер все равно не спешит забирать книгу, как и оставлять Ургхарта в одиночестве.

- Зачем ты это сделал? - Алистер упирается ладонями на стол и нависает над ним, всем своим видом давая понять, что он не сдвинется с места. Бенджамин уже имел счастье лицезреть его упрямство в борьбе ирисок и лакрицы, в погоне за штырехвостом и в очереди к мадам Пинс. - Тебе настолько не плевать на меня? Или это изощренный способ унизить и в очередной раз потешить свое эго мальчишки, который может купить весь мир, включая одного рейвенкловца?

+1

5

Бенджамин даже не останавливается, чтобы обернуться на разоравшегося младшекурсника, которого он толкнул, минуя очередь. Сдвинуть с места плечистого Брэдли, который, к величайшему недовольству, еще и выше ростом, уже не так легко, особенно учитывая, в каком слабом состоянии находится слизеринец. Бенджи не оборачивается, когда рейвенкловец начинает причитать, как маленький, что он, вообще-то, был первый – это вызывает только злую усмешку и громкое разочарованное цоканье языком.

Кажется, Алистер из тех, кто не хочет признавать, что реальность чертовски несправедлива. Что деление на сильных и слабых мира сего вовсе не зависит от физических показателей и даже наличие большого ума. Бенджи с пеленок знает, что в этом мире все решают деньги и власть, а не пустые слова и жалкие уговоры, и берет свое с легкостью и напускным равнодушием. Это его мир, и он хочет – хотел бы – видеть в нем Алистера, но горделивый ублюдок сопротивляется, словно птичка, которую хотят посадить в золотую клетку. Бенджи не привык заводить друзей, он не знает, каково это, его максимум – вежливое приятельство, поэтому он пытается купить Алистера, как очередной дорогой аксессуар, и чертовски злится, когда все летит в тартарары. Он привык получать свое, и, однажды оставив на Алистере свое «хочу», не может смириться с поражением. Разве что вместо того, чтобы исправить положение, Бенджи только глубже роет себе могилу.

В его представлении Брэдли действительно забирает треклятый учебник и уходит куда подальше, но реальность оказывается куда более неприглядной – рейвенкловец застывает у его стола каменным изваянием, нависая прямо над головой. Бенджи кажется, что над ним внезапно разразилась грозовая туча, и вот-вот пойдет дождь, а у него нет зонта.

– Ты совсем тупой? – Моментально закипает Бенджи, когда Алистер начинает задавать совершенно неуместные вопросы, а не уходит восвояси, как его и попросили. – Дожил до седьмого курса и не научился просто брать, что дают?

Ургхарту физически некомфортно сидеть, вот так, когда над его душой стоит недовольный Алистер, но он не спешит вставать, чтобы оказаться на равных. Ему не нужно стоять, чтобы все равно быть выше.

Натянув на лицо дежурную улыбку, Бенджи скучающе подпирает голову кулаком, тяжело вздыхая, и без смущения ловит зеленоглазый гневный взгляд рейвенкловца.

– Окей, – он медленно тянет согласные, словно разговаривает с недалеким пациентом шестого этажа Мунго, – давай я объясню тебе, в чем дело. Мне не нужна твоя дружба, Алистер. Ты мне не нужен. Мне нужны достойные соперники на поле, а ты и твоя рухлядь, при всем желании, не составите мне конкуренцию. А это, – Бенджи небрежно кивает на учебник, – считай это благотворительностью. 

Ургхарт заинтригованно выгибает бровь, ожидая ответа, и неохотно прикусывает язык, чтобы с него не слетело еще несколько неприглядных истин. Его злит, что Алистер, как и Меган, пытается ставить ему диагнозы – эгоистичный, самовлюбленный – «Мерлина ради, удивите уже меня, придумайте что-нибудь новенькое, все это я слышу по десять раз еще до завтрака».

Конечно, до Бенджи уже дошли сплетни про поцелуй с Ровсток на озере, и они не то чтобы улучшили его настроение и самочувствие. Теперь вся школа будет гудеть о том, что между ним и этой черноволосой стервой что-то есть, но мнение окружающих Бенджамина сейчас мало заботит – только мнение дурацкого Брэдли, который никак не хочет оставить его в покое. Интересно, он уже в курсе? Есть ли ему вообще до этого хоть какое-то дело?

Хочется надеяться, что Брэдли не поверил. Он и сам был свидетелем очередной словесной баталии Ровсток и Ургхарта, которая чуть было не закончилась поножовщиной, и если он сделает вывод, что они, ну, встречаются, он и правда круглый идиот. Особенно учитывая, как Меган ворковала с Джеком – разве что пылинки с него не сдувала. При мысли о том, что эти сплетни могут навести шороху в райском шалаше этой новоиспеченной парочки, Бенджи злобно ухмыляется, вальяжно откидываясь на спинку стула. Возможность испортить жизнь Меган — хоть что-то хорошее в этой истори.

Отредактировано Benjamin Urquhart (22.09.22 13:58)

+1


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 02.09.96. We can never be friends