Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 25.09.96. Top secret


25.09.96. Top secret

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[html]

<!--HTML-->
<style>
    .backk {
        height: 350px;
        width: 500px;
        background-image: url("https://i.ibb.co/6m3yPPt/ezgif-com-gif-maker-2.jpg");
        background-position: top center;
        background-repeat: no-repeat;
        margin: auto;
        border-radius: 10px;
    }
   
    .textt2 {
        margin: auto;
        bottom: -15px;
        left: 0px;
        opacity: 1;
        position: relative;
        background-color: #735B51;
        width: 309px;
        border: #000 solid 1px;
    }
   
    .textt4 {
        margin: auto;
        position: relative;
        bottom: -45px;
        left: 0px;
        opacity: 1;
        background-color: #735B51;
        width: 309px;
        border: #000 solid 1px;
    }
   
    .textt3 {
        margin: auto;
        width: 400px;
        text-align: justify;
        text-justify: inter-word;
        font-size: 6.5px;
        font-family: kurale;
        text-transform: uppercase;
        letter-spacing: 1px;
        color: #FFF;
        position: relative;
        text-shadow: 0px 0px 1px #000000;
        bottom: -30px;
        left: 0px;
        background-color: #735B51;
        opacity: 0.85;
        padding: 10px 10px 10px 10px;
        border: #191d1e solid 0px;
        border-radius: 10px;
    }
</style>

<div class="backk">

    <div class="textt2">
       <img alt="" src="https://i.ibb.co/gMHpj3W/ezgif-com-gif-maker.webp" width=100px;> <img alt="" src="https://i.ibb.co/g9VLwby/ezgif-com-gif-maker-5.jpg" width=100px;> <img alt="" src="https://i.ibb.co/88bkkvK/ezgif-com-gif-maker.jpg" width=100px;>
    </div>
    <div class="textt3">
        <center>
            <p><font style="font-size: 15px;"><b>CHRISTOPHER GARLAND & Becky Arncliffe </b></p> </font>
                <font style="font-size: 10px;">25 сентября, 1996 год, среда //
        Библиотека </font>
                <br>
                <br> <font style="font-size: 11px;">Тайна всегда привлекательна.</font></center>
    </div>
    <div class="textt4">
        <center><img alt="" src="https://i.ibb.co/QJcPrq7/ezgif-com-gif-maker-3.jpg" width=100px;> <img alt="" src="https://i.ibb.co/c1SZdNW/ezgif-com-gif-maker-4.jpg" width=100px;> <img alt="" src="https://i.ibb.co/s3V26mc/ezgif-com-gif-maker-2.gif" width=100px;>
    </div>
</div>[/html]

+3

2

Она максимально сосредоточена. Даже хмурое небо, которое заволокли тяжелые тучи, грозящиеся с минуты на минуту разродиться проливным дождем, не способно помешать ее планам. Древние руны — это сложно, к этому предмету нужно готовиться особенно серьезно, хотя, будто у умницы Арнклифф бывает иначе…

Вообще-то бывает. Даже сейчас, сидя в библиотеке, закопавшись в словари и аккуратно выписывая на пергамент перевод, думает ведьма совершенно не об учебе. Что-то не дает ей покоя, все время. Пусть ночные кошмары стали явлением более редким и спит она уже гораздо лучше, но… это другое. Может быть, общение с Хелен или Чонси навело ее на мысли о том, что вся вот эта история с Нейтом должна закончиться. Они же не пара даже, точнее, все думают так, только вот они скорее друзья, привыкшие держаться вместе и поддерживающие друг друга.

Бекки не любила разбираться в чувствах, просто потому что не умела, ей не так давно удалось понимать эмоции, которые, как оказалось, она все же испытывает. Девушка закусывает губу, вообще-то все же нормально, не так, как хочется, но нормально, есть ли смысл что-то менять? Стоит ли оно того?

Дождь все же пошел, Ребекка слышит его и вздыхает, вечернюю прогулку можно смело отменять. Девушка подпирает подбородок ладонью и разглядывает капли воды, стекающие по стеклу. Сейчас бы мечтать о чем-то, как обычный подросток, а не строить планы на будущее, обязательно светлое, разумеется, ведь родители не будут врать. В отличие от нее самой. Бекки отчаянно увлеклась артефактами и работой с ними, поэтому летом долгие часы проводила в семейной библиотеке, пока «взрослые» просиживали в Министерстве.

Может именно поэтому, когда проходила мимо Кристофера обратила внимание на, — У тебя камень как-то странно светится, — интересный способ завязать разговор, — прости, я… — не хотела мешать, напрягать, приставать с разговорами? Факт, да все равно не удержалась. Обычно она так не делает. — Ты знаешь, что это? — Бекс не может отвести взгляда от камня, что слабо светится красноватым, а потом зеленым. — Не против? — кивает на стул рядом с парнем Хелен (да, в их секрет она была посвящена с самого начала) и устраивается, повесив сумку на спинку. Девушка как завороженная наблюдала за странным предметом на столе, он словно никак не подходил Гарланду, может забрал у какого-нибудь нерадивого студента, чтобы не баловался…

+1

3

Стайка младешкурсников выглядела весьма испуганной. Один из них даже дрожал, хотя на нем была хваленная слизеринская форма, служащая оберегом от подобного поведения. Но он видимо был особенным, не подающимся магии безмятежности последователей Салазара Слизерина. Девочка с третьего курса, которую Гарланд периодически видел в их гостиной, протянула Гарланду неизвестный красный камень.

- Мы нашли это и это что-то ужасное! Лучше, чтобы с этим разобрался кто-то из старост.

- А? - Крис не успел сообразить и отреагировать на это нужным образом, как камень остался лежать на столе, а сами третьекурсники бросились оттуда прочь о чем-то эмоционально перешептываясь. - А что с этим камнем вообще не так? - Староста попытался крикнуть им вслед, но то ли общение не было их сильным коньком, то ли просто парень поздно спохватился, потому что реакции никакой не последовало. Камень выглядел весьма привлекательно, что-то манящее было в цвете, переливающемся внутри, но при этом камень всё равно оставался камнем, поэтому гриффиндорец не мог понять, что же такое страшное детвора усмотрела в нем.

- Они что тебя из глазниц какой-то статуи выковыряли? - У Гарланда было немного друзей, поэтому общение с камнями можно было засчитать за полноценное новое знакомство. Кристофер пожал плечами и потянулся за находкой. Но стоило только взять его в руки, как резкая белая вспышка и оглушающий едкий голос зазвучал в голове парня.

Жалкий жалкий староста. Ты никогда не должен был получить этот значок. Насколько можно быть таким ничтожным? Никто из твоих однокурсников не уважает тебя, сколько бы ты отработок им не назначил.

Камень падает из рук Гарланда, пока он удивленно оглядывается вокруг, не понимая, что произошло. Кровь приливает к лицу старосты и он с гневом смотрит вслед скрывшимся младшекурсникам. Это что розыгрыш у них такой?! Хотят ему отомстить? Может даже наблюдают за ним и хихикают. Надо их срочно найти и серьезно поговорить. Такие розыгрыши это слишком серьезно, особенно, когда являются полным отражением страхов самого Гарланда, о которых он боится говорить вслух.

На всякий случай Гарланд тянется еще раз к камню, и вспышка подобно первой оглушает его, но поток слов совсем другой.

Она с тобой только из жалости. Ты никогда не будешь ее достоин. Ты не ровня тем парням, которые у нее были. Поиграется тобой и выбросит. Ты просто шутка, жалкая сопливая шутка, влюбленная в нее.

Теперь уже Гарланд отбрасывает камень чуть ли не с отвращением и с ужасом, сжимающим все внутренности. Нет, они не могли знать! Да откуда?! Или это те самые поклонники Хелен, которые охотились за ее автографом? Возможно, только формулировки слишком смелые даже для них. Что-то тут не так.

- Ой. - Кристофер резко вздрагивает, когда слышит голос рядом. Бекки Арнклифф весьма приятная девушка с Рейвенкло и не из тех, кто стал бы поддерживать такие розыгрыши, поэтому можно с ней говорить прямо. - Привет, Бекки. Слушай, мне действительно дали этот камень и сказали, что он опасен. Почему не объяснили. Когда я беру его в руки, он начинает говорить весьма неприятные и обидные вещи. Может это меня так разыгрывают или каждому он будет говорить что-то свое? Хотя, наверное, это просто розыгрыш. - Вздыхает удручающе парень, глядя вслед детям, которых уже не видно. - Можешь помочь проверить?

+1

4

Гарланд выглядит расстроенным, даже немного растерянным, что не очень вяжется с его привычным образом. — Что бы он не сказал, это едва ли правда, — звучит уверенно, хотя оснований для этого вообще нет. Отказываться от решения загадки не станет, она же любознательная рейвенкловка! — Меня смутило это свечение, издалека показалось, что оно сине-зеленое, но сейчас вижу и другие оттенки, — не торопится брать в руки, ведь если камень и правда опасен, это может быть большой ошибкой.

— Расскажи мне, — поворачивается к Крису, — эти обидные вещи, они сразу звучат в голове,— логично, что камень ничего произнести не может, — чувствуешь при этом боль, общее состояние как? А рука? — Аркнлифф сразу переходит к делу, даже берет ладонь Гарланда в руку и осматривает ее, не задумываясь, что это не совсем обычное для нее поведение и это может смутить старосту, откровенно говоря, они не так уж близки. То, что Бекс в курсе его личной жизни — заслуга Хелен, которая ей доверяет свои личные переживания, и обсуждать их с кем-либо она не станет, даже с Кристофером.

— Прости, — отпускает чужие пальцы и даже немного отодвигается, соблюдая приличную дистанцию,— летом я нашла пару интересных книг по изучению артефактов, просто, если этот камень именно артефакт, то проклятие могло лечь на всех, кто его касался, — поэтому в каждой книге и пишут: никогда не берите странные предметы голыми руками. Но камень выглядит слишком обычно, даже зловещей ауры не источает, ну нет этого ощущения.

— Говорят, что такие штучки могут быть крайне опасно, в Мунго есть колдомедики, занимающиеся лечением таких проклятий, — так легко эта информация слетела с губ, что даже не спела подумать, ведь узнала об этом она как раз в тот день, когда застукала Хелен с Гарландом старшим. Непростой был день, скажем так. Она не знает, насколько проинформирован Крис и нужны ли ему подробности осведомленность самой Бекки, поэтому пожимает плечами и возвращает свое внимание к предмету исследования. — Но мне, почему-то кажется, что это скорее баловство, проделка, — прищуривается, стараясь подробнее камешек разглядеть, берет его на руку, спрятанную под тканью рукава мантии, подносит к глазам, — смотри, цвет снова меняется, интересно, что это значит?

Раздается грохот падающих книг, быстрые шаги и агрессивный шепот с призывом собрать все поскорее, но Арнклифф вздрагивает от неожиданного звука, а рукав мантии сползает. Камешек коснулся открытой кожи всего на долю секунды, но этого было достаточно: все звуки превратились в фоновый шум, как будто она заперта в отдельной пустой комнате, в которой звучит зловещий, голос, пробирающий до дрожи, а его владелец зловеще улыбается, наблюдая за твоей растерянностью и нарастающей тревогой:

«— Ты и сама знаешь, что не достойна: быть старостой, быть счастливой. Ты никогда не справишься с тем, что задумала, никогда не узнаешь правду!»

Даже дышать стало тяжело. Откуда, откуда эта информация, про желание стать старостой узнать было не сложно, но про остальное… о ее небольшом, но важном расследовании знают всего пара человек, они не рассказали бы. — Это…— сбрасывает побрякушку на поверхность стола, — правда обидно и еще жутко, — вдох-выдох, а потом повторить, пока сердце не перестанет биться, как сумасшедшее. — То, что оно тебе сказало, кто-то в курсе этого? — у нее есть версия, но она пока сырая и довольно глупая, хотя…в случае вредилок это не считается, — может это для розыгрышей? Весьма жестоких, но розыгрышей? — поджимает губы, пока еще переживая все то, что услышала в собственной голове, стоило коснуться этого задорного камня.

+1

5

Гарланд пытается собраться, пытается вытравить обидные словечки из головы, но те, будто бы как яд, уже проникли внутрь и запустили свое жало в сердце неуверенного гриффиндорца, распаляя там новый скандал с самим собой.

- Да, что-то с этим камнем не так. Как и с остальным... - Под остальным Гарланд имеет в виду именно оскорбления, так гадко льющиеся в его сторону. Возможно, он кого-то задел и тот захотел задеть его в ответ. Впрочем, риторика не казалась насмешкой, она унижала и Гарланд не знал кому мог насолить так сильно, что тот захочет с ним так расправиться.

Будто загипнотизированный юноша смотрит на камень, пока девушка оглядывает его руку. Погруженный в себя, он совсем не замечает этого, а когда девушка отпускает руку, смотрит на нее как на Пивза, проникшего в его спальню. В обычное время Гарланд бы вздрогнул и отодвинулся, так как впускал в свое пространство людей постепенно, но легкая грусть, заполнившая мысли, затормозила его. Может и к лучшему. Неловко было бы объяснять, что дело в его нервозности, а не в том, что он хотел обидеть девушку своей реакцией.

- Я не думаю, что это действительно что-то, несущее в себе проклятие. Мне его принесли четыре младшекурсника. Они были испуганы, но живы. Поэтому как минимум еще час и я жить должен. - Кристофер и сам несмело ей улыбается, шутя, но соглашаясь с тем, что опасные штуки в руки брат нельзя, но эта не казалась такой! В начале...

Ребекка берет камень и разглядывает его, Крис и сам с подозрением смотрит на блики идущие от камня, пока вдруг рейвенкловкавнезапно не замирает. Гарланд удивленно на нее смотрит, пока ее лицо застывает в неестественной маске, наполненной ужасом и болью.

- Ребекка! - Кристофер выбивает камень из ее рук, когда и та наконец находит в себе силы сделать тоже самое и тот скользит по столу, замирая перед краешком. - Ты...ты в порядке?

Гарланд заглядывает ей в глаза, пытаясь понять из-за чего весь этот ужас на лице. Вряд ли она бы так испугалась услышав оскорбления в его сторону. Значит камень действительно взаимодействовал с каждым отдельным волшебником и дело было вовсе не в том, что кто-то хотел оскорбить старосту.

- Нет, это действительно было личное и мало кто об этом догадывается. Кто-то может правда так обо мне думает, но надеюсь не все. - Тихо добавляет гриффиндорец, понимающий, что слова камня - эта та боль, которой он сам себя кормит каждый день. - Я не думаю, что это розыгрыш. Это слишком жестоко. Даже слизеринцы бы до этого не додумались, к тому же один из ребят, кто принес мне эту штуку был в слизеринской форме. И он был напуган. Я это видел.

Гарланд внезапно встает и достает палочку, на удивленный взгляд рейвенкловки он пожимает плечами и добавляет:

- Хуже уже не будет. Если на нем магия, она должна показаться. Фините инкантем! - Кристофер специально использует легкое заклинание и делает это быстро, чтобы их не заметили. А то в Библиотеке за нарушение правил тишины можно услышать оскорбления и похуже тех, что предлагает камень.

[newDice=1:6:0:1-2 - камень меняет цвет и на секунду внутри него отображается пугающий темный силуэт , 3-4 - внутри камня появляется надпись "неудачники", 5-6 - от камня идет едкий пар и на секунду ребята его вдыхая слышат внутри головы еще одно оскорбление.]

+1

6

Тяжело сохранять холодный разум, когда слова бьют точно по самому больному. Каким бы ты рациональным себя ни считал, слабое место есть у каждого, потому что люди так устроены, просто кто-то чуть лучше приспосабливается и носит маску отстранения, безразличия или агрессии. Ребекка не была такой, она скорее не была достаточно социализирована и не очень хорошо умела понимать, распознавать и проявлять эмоции.

— Я в п-порядке, — неуверенно отвечает Крису, на которого переводит взгляд. Она даже себе кажется растерянной и выбитой из колеи. Тот, кто говорит, что слова не могут ранить ошибается, часто они несут гораздо больше вреда, чем кажется на первый взгляд. Чего хочется больше всего — отстраниться, сделать вид, что это не имеет к ней никакого отношения, даже если это будет враньем чистой воды. — У меня тоже личное и то, о чем я не говорю вслух, — старается быть максимально уклончивой. Она же относится, скорее, к категории ботанов, а они люди простые: есть учебники, я их читаю; надо делать домашку, я ее делаю; задают на уроке вопрос, я знаю ответ и поднимаю руку вверх. Их считают скучными людьми без какой-либо личной жизни, забот и проблем, может быть это не такая уж и плохая возможность не быть в центре внимания.

— Неожиданно, если честно, — трясет головой, чтобы скинуть это состояние, но расслабиться до конца не получается, — согласна, едва ли это серьезное проклятье, но оно работает с каждым, кто прикоснется индивидуально, — хмурится и потирает указательным пальцем подбородок, уперевшись взглядом в поверхность стола, словно читает очередную страницу учебника, — мне показалось, что в момент «диалога» с жертвой свечение меняется… — в голове эхом повторилась услышанная чуть ранее фраза, — вот сейчас, — даже подпрыгивает на месте, быстрым жестом указывая на цвет, — видишь, он словно краснеет, — задача была слишком сложной, будь у них хоть какие-то занятия по базовому взаимодействию с артефактами и тому, что на них похоже, было бы проще. Она знает заклинание, но это лишь слово, как оно должно работать пока неясно, а тестировать в библиотеке несколько необдуманно, даже в присутствии старосты.

Кристофер же гораздо проворнее, он встает с места и взмахивает палочкой быстрее, чем Бекс успевает произнести «стой!». Камень дымится и невозможно оторвать взгляд, как бы Арнклифф не пыталась, у нее не выходит. Это словно гипноз, ты вынужден вглядываться. В голове снова звучит этот насмехающийся голос, подло давящий на самое больное.

— Это ужасно, — никто, по ее мнению, не заслуживает подобного, ведь эта штука не заставляет задуматься о своем поведении, лишь наоборот, заставляет занимать защитную позицию, погружаться глубже в свою проблему, прекрасно понимая, что решения нет и, вряд ли будет.
— Странная магия, она точно есть, — реакция на заклинание была, не та, которой хотелось бы, но все же, — что будет, если мы прикоснемся вместе? — раз никто из детей не пострадал, то и им не грозит ничего подобного.

Даже не дожидаясь ответа от старосты, Бекки тянется пальцами к кристаллу.

[newDice=1:6:0:что будет дальше?]
1-2 — камень начал искриться и, кажется, свечение ослабло;
3-4 — опять «бьет» по больному, но голос будто заикается, а свечение камня становится нестабильным;
5-6 — стоило прикоснуться, как в голове снова звучит оскорбления, но они как-будто чужие.

Отредактировано Becky Arncliffe (02.11.22 14:35)

+1

7

Крис морщиться, потому что едкий пар проникает в самое сознание, обвиняя его в том, что и без того ранило сердце. Будто бы зная куда колоть и без зазрения совести тыкать туда своим жалом, громко хохоча на гребне этой садистской волны.

- И ведь пришло же такое кому-то в голову зачаровать такой предмет. Зачем так издеваться над людьми? - Кристофер недовольно бурчит и грустно взирает на артефакт, пытаясь стряхнуть с себя весь этот ворох обвинений-пыток.

Предложение Бекки он подхватывает также резко, как и делает свои предположения, притрагиваясь к артефакту и снова погружаясь в пучину обвинений. Но каких-то других.  О какой правде говорит камень? О каком счастье? И почему в женском роде? Как-то странно.

- Я не понимаю, это кажется вообще не про меня. Он что-то сказал, что я никогда не разгадаю загадку и никогда не буду счастливой. Счастливой. Хотя раньше он никогда не обращался ко мне в женском роде. Ты что-то понимаешь?

Кристофер решает идти дальше в этих исследованиях и тыкает палочкой в сам камень, надеясь, что реакция того не будет жуткой. Но нет, камень, внезапно будто бы пугаясь отлетает от палочки, падает на пол и начинает испускать привычный красный дым, полностью захватывая Гарланда и Арнклифф в своей едкий плен.

Когда туманная краснота спадает, Гарланд обнаруживает, что зала Библиотеки нет и они находятся в совсем другом месте. Перед ними находятся две двери, одна с его именем, а другая с именем Бекки. А за спиной...

[newDice=1:6:0:что же там?]

1-2 - глубокая пропасть;
3-4 - заброшенный сарай, упертый в непроходимую стену;
5-6 - пылающий огонь, подбирающийся всё ближе.

+1

8

— Впервые вижу что-то подобное, — даже голос у нее звучит как-то иначе. Это удивление или последствия «помутнения разума» из-за этого загадочного пара, что напустил зачарованный камень? Бекки было немного страшно, но желание разгадать тайну, как всегда, было гораздо сильнее. Такая расстановка приоритетов однажды не доведет до добра, а вот до больничной койки — запросто.

— Это мое, — признается, не сомневаясь ни секунды. Как бы стыдно ни было сейчас, но эта информация может стоить им слишком многого, нельзя так рисковать, а мне, судя по всему, открылись твои «гадости», — иначе то, что этот артефакт вселяет в разум и не назовешь. — Прости, но ты правда боишься того, что ты жалкий? — она даже не задумалась о том, что говорить на самую больную тему сейчас не лучший вариант, но, что, если единственно правильный? — Крис, мне кажется, что… — парень не терял времени даром и продолжал ставить эксперименты в то время, как Арнклифф держалась поближе, именно поэтому красный дым обволакивал их обоих, погружая внешний мир в красновато-бордовое марево. Все обидные фразы, звучавшие в голове до этого будто, вили кокон, скрывающий студентов в этом кошмаре. Теперь отличить страхи самой Ребекки от демонов Кристофера было практически невозможно. Хотелось, чтобы кто-то держал за руку, давая надежду на то, что все будет хорошо и есть надежда.

— Что, если, чтобы это закончилось, нам нужно принять свои страхи и только после этого мы будем свободны? — может это чья-то извращенная машина для самопознания и саморазвития? Теория практически подтверждается, когда перед ними остаются две двери, но… — Как мы сюда попали? — это ненормально даже для магического мира, в школе нельзя трансгрессировать, а значит, они должны были остаться в библиотеке, но никаких признаков постороннего присутствия нет, никаких полок, шелеста страниц и скрипа перьев, только они с Крисом, запыхавшиеся, словно от длительного бега. — Я не готова, я не хочу, — инстинктивно делает шаг назад, но не чувствует пяткой пола, едва не теряет равновесие, каким-то чудом наклоняясь вперед. — Мерлин, — в ужасе смотрит на пропасть, что была прямо за их спинами и опускается на пол, чтобы заглянуть в нее, буквально одним глазком. — Там внизу как будто что-то движется, — щурится, приглядываясь, но расстояние слишком велико, — предлагаю не проверять, — им нужно быть осторожными, чтобы потом не было печальных последствий.

— Как думаешь, если мы вместе войдем в одну, а потом во вторую дверь, так будет проще? — взгляд со стороны бывает крайне важен, — слишком много неизвестных, я не могу даже понять, с чего начать разгадывать эту тайну, — слишком сильно нервничает, даже голос становится выше. Какой же беззащитной она себя чувствует в данный момент, даже самой отвратительно.

Закрыв глаза, Бекс считает до десяти, шумно выдыхает, как будто это по-настоящему помогло успокоиться и привести мысли в порядок, и поднимается на ноги, спешно отряхивая мантию, сила привычки. — Нам нужно выбираться отсюда, — эхом в голове раздается тот самый злорадный смех, напоминающий, что она не сможет разгадать загадку, не сможет открыть себе тайну и будет мучиться от этого еще очень-очень долго. — Ну уж нет, — даже если голос прав, и она не справится, но бороться будет. Поэтому подходит к двери со своим именем (вторгаться в пространство Криса без разрешения невежливо) и дергает ручку.
[newDice=1:6:0:что нас ждет?]
1-2 — ручка не поддается и дверь не открылась, но из пропасти раздаются странные звуки;
3-4 — дверь открылась, но внутри все то же черное пустое пространство с ехидными комментариями;
5-6 — из пропасти за спиной вспыхнуло пламя, из него появляются странные фигуры и шепчут что-то странное.

+1

9

- Твое? Это твое? - Крис действительно удивлен и растерянно смотрит на девушку. Приятная, добрая, спокойная, внимательная. Почему ей действительно не дали значок? Что ж, Кристофер еще с пятого курса запутался в том по каким критериям эти значки раздавали, но его тяга к справедливости и желанию навести порядок во всем, сделать всё честно, были основным мотором по восстанаволению справедливости в этой школе и волшебном мире в целом.

Щеки Криса становятся пунцовыми, когда девушка упоминает о том, что слышала его мысли. Неловко-то как.

- Меня с детства воспитывали так, что я должен быть идеальным. Примерным. Не согласно идеалов магического общества, а по идеалам клуба примерных домохозяек, который возглавляет моя мама. Не то, что бы лучшим, но скорее...удобным. И по сравнению с тем идеалом, который заложен с детства где-то тут... - Крис удрученно указывает на голову, опуская снова руку. - то я, наверное, действительно жалкий, потому что во многом не дотягиваю.

Изливать свои детские горести можно было долго, но каков в этом был смысл? У него были отличные родители. Да, у матери был определенный бзик, но она никогда его не била. Да, у отца была любовь к изменам и крику в доме, но он никогда не кричал на него. Они не были виноваты в том, что Крис не оправдывал их ожиданий, хотя своей высшей ценностью считал свою семью и служение ей. Но и тут подвел их двоих, связавшись с Долиш. Впервые выбрав себя. Глупец. Жалкий глупец.

- Думаю ты права и лучше войти хоть куда-то, потому что если это иллюзия или испытание камня, то нам отсюда не сбежать. Кстати. Из тебя получилась бы отличная староста. А я знаю толк в старостах. - Серьезно говорит Крис, желая проявить поддержку к девушке. Это немного странно делать на краю пропасти, но когда, если не сейчас? - И я не знаю, что за загадка, но если тебя отправили в Рейвенкло, значит у тебя больше шансов из всех на то, чтобы однажды ее разгадать. Так что голос не прав.

А голос после попытки девушки и вовсе активизируется нашептывая о том, что загадки никакие им не разгадать, намекая, что пропасть за спиной и вовсе их смерть, да и сами они дно. Часть этого текста непонятна, потому что порой голос переходит то ли на латиницу, то ли отдает скандинавскими нотками, но то, что Крис понимает - это то, что нужно пробраться дальше и поэтому не желая разделяться, он плечом наскакивает на дверь, заставляя ее открыться и пытаясь спрятать девушку от языков пламени решительно тянет ее за собой.

К счастью получается и хотя фигуры тянут к ним свои костлявые руки, они загребают лишь воздух.

- Где мы? Что это вообще? - Кристофер оглядывается вокруг, пытаясь понять. - Если это твоя дверь, то, наверное, это место должно быть тебе знакомо?

[newDice=1:6:0:что там?]
1-2 - отчий дом семейства Арнклифф.
3-4 - темная комната с редкими вспышками и периодическими криками, издающимися непонятно откуда.
5-6 - еще одна комната с дверьми на которых были написаны имена семи самых близких людей Бекки.

+1

10

На удивление Гарланда можно только вздохнуть, пожав плечами и попытаться сдержать нервную улыбку. Уголок губ все равно дергается вверх, хоть и на считанные доли секунды. Ей сложно открываться даже близким, а тут гриффиндорец, с которым они крайне редко пересекались за все годы обучения в школе, разумеется, это стресс. Бекс не знает, насколько глупо со стороны могут выглядеть переживания из-за какого-то дурацкого значка и кучки обязанностей, которые он собой подразумевает, насколько ненормально переживать и расстраиваться из-за этого. Только вот ни глупой ни ненормальной она себя не считает.

— Тут мы похожи, — тихо хмыкает, стоит парню заговорить о воспитании. Ей это близко, ведь с самого нежного возраста ее учили только одному: нужно быть идеальным во всем, что делаешь, добиваться самых лучших результатов. Любой ценой. Но и про моральные принципы рассказывать не забывали, поэтому приходилось много работать, отказываться от прогулок на берегу озера, чтобы блистать знаниями на урках. А кому это было нужно? Этот вопрос стал появляться только сейчас. — Меня воспитывали точно так же, но… — хочется верить, что Крис поймет и разделит грусть от этого осознания, — что-то сломалось, мне кажется, что это все не мое и не для меня, — пожимает плечами, как-то совсем поникнув. Голос, спровоцировавший всю эту ситуацию на фоне, злорадно смеется, вероятно, рассчитывая на то, что его жертвы сломлены и подавлены. — Теперь, когда хочется делать что-то для себя, абсолютно не знаешь, а имеешь ли ты на это право и чего вообще хочешь, — вздыхает, понимая, что староста знает о ней гораздо больше, чем должен был. Могла ли она предотвратить это? Только если бы не заинтересовалась этим злосчастным камнем на его столе.

— Спасибо, — Гарланд и правда знает толк в старостах, его слова разлились теплом в груди, подарив надежду, что ее желание не было простой «хотелкой», а имело под собой хоть какой-то фундамент. — Это все иллюзия, но и они могут быть крайне опасны, — это написано в любой книге про артефакты на одной из первых страниц.

Вся эта атмосфера вызывает страх и…будоражит любопытство. Появляется азарт, но такой робкий, что за стеной мрачности практически теряется. — Мы не упадем в ту пропасть, — слишком много решительности в голосе для той, у кого руки дрожат. Контроль, которому так же учили с самого детства, наконец-то может пригодиться в «полевых» условиях.

— Я не знаю, — первое, что срывается с губ, стоит им оказаться за дверью. Слишком темно, чтобы рассмотреть помещение, если это оно. Знакомый голос кричит что-то, сыплются оскорбления и в десятке метров от студентов мелькает вспышка заклятия. — Ты видел что-то подобное? — это не рядовая магия, которую они изучают в школе, — выглядит опасно, — снова крик, но голос кажется знакомым. Даже кажется, что это ее собственный, но это бред.

— Не понимаю откуда они раздаются, — казалось, что далеко справа, потом крик женщины раздался над самым ухом, — мне кажется, что эти голоса похожи на мамин и мой, — но с чего бы им кричать, школьница и представитель Визенгамота. — Ерунда какая-то. Совершенно не понимаю, что происходит, — качает головой, отштываясь от очередного вскрика совсем рядом. — У любой комнаты есть дверь, нужно только ее найти, — весьма логично, но как это сделать в такой темноте? «Это все ложь, ты лжешь!» это тот самый голос, проникший ранее в сознание или звуки в той комнате? А что если? Нет, это совершенно невозможно, камень бы не смог восстановить происходящее на пасхальных каникулах. То, что она совершенно не помнит, потому что…потому что ничего и не было.

— Извини за это, я не знаю как это контролировать, — растерянно и даже виновато смотрит на Крис, который явно понимает не намного больше. Два слепых котенка посреди темного ничего.

Все резко затихло и, подул ветер, подхватывающий полы мантии, только они развивались не по направлению, а откровенно тянули в сторону, — Может это и не очень хорошо, но других зацепок у нас нет, идем? — все еще дрожащими пальцами берет Гарланда за запястье и делает шаг, потом еще один и еще. То, что перед ними не похоже на дверь, но дымка, обволакивающая подростков, словно отрезала путь назад.

[newDice=1:10:0:куда дальше]
1-2 — дымка превращается в силуэты родителей, которые наперебой отчитывают своих детей за непослушание, безрассудства, чувства
3-4 — темная комната, в которой выключен свет, с кресле сидит мужчина (отец Криса) и рассуждает о чем-то важном;
5-6 — вокруг взрываются яркие вспышки с искрами, осторожно, так можно и мантию спалить.

Отредактировано Becky Arncliffe (18.11.22 17:25)

+1

11

Бекки говорит и внутри Криса многое отдается эхом. Эхом понимания. Именно так. Его родители не были тиранами, они не пытались подавить волю Криса или сломать его, но оба пытались реализовать свои тайные мечты и амбиции через своих детей, предавая тех, заставляя служить их стремлениям, заставляя путаться и забыть кто они сами.

- Я тоже. Тоже часто не знаю, чего действительно сам хочу. - Тихо отвечает староста, прекрасно понимая то о чем говорит Бекки. Их самые близкие люди воровали их детство, заполняя жизнь чем-то другим и сегодня каждый из них выбирает, поддерживать эту игру или становится собой, даже если ты не знаешь, кто ты. - Но кое-что я точно решил. Я не буду колдомедиком как мой отец и многие Гарланды до меня. Пойду своей дорогой. Даже если они этого не принимают. Потому что только нам жить эту жизнь, а не им. - Крис кивает решительно и упрямо, выдавая в себе гриффиндорца. Мягкого, доброго, человечного, но в тоже время и смелого.

Происходящее в комнате и вовсе не вяжется ни с чем знакомым в голвое гриффиндорца и он хмурится, оглядывая всё вокруг.

- Подобное не видел, но честно говоря, я и в аттракционе видений артефактов раньше не участвовал, поэтому может быть так и нужно. - Слегка нервно шутит Крис, пытаясь разрядить обстановку. Да и ладно, молния хоть не била их в макушку и пока что кроме внутренней боли, артефакт не старался их убить, а это был огромный плюс. Непонятные голоса твердили о чем-то, чего Крис иногда понять не мог. Пару раз голоса даже ему напомнили крики родителей в детстве и несмотря на то, что Кристофер был довольно взрослым, он всё равно испуганно обернулся в ту сторону, пытаясь понять это шутка или всё-таки камень хочет что-то ему сказать. - Мне кажется у него в полном доступе все наши воспоминания и мысли, но...наверное, его можно как-то победить, одолеть. Всегда есть какой-то выход.

И Бекки видит один из некоторых, тянет его туда, он не сопротивляется, ведь кто знает, что тут правда, а что ложь. Да и когда гриффиндорцы то сопротивлялись подобному?

Дымка превращается в нечто реальное. Превращается в его отца.

- Ты ужасный сын! Все Гарланды в нашем роду были колдомедиками, почему ты не можешь быть таким как все?

Крис хмурится, вздергивая подбородок на последней фразе, которая больно бьет в самое нутро. Он знает, что во многом не "такой как все". Его это тоже раздражает, тоже бесит, но он больше не хочет привторятся кем-то, кем не является.

А за этим видением приходит мать, плачущая и стенающая, тычущая в него пальцем, будто бы пытающаяся проткнуть дыру.

- Почему она, Крис? Почему именно она? За что ты мне мстишь? Ты мог выбрать любую другую, но какой ты мерзкий и отвратительный, если ты выбрал ту из-за которой твой отец ушел из семьи.

Крис отшатывается, закрывая уши руками. Он знает, что это не его мать, а проделки камня, но всё это слышать и визуально подпитываться образом родителей становится невыносимо. Жутко. Ощутимо неприятно.

Он смотрит в сторону Бекки и та тоже является жертвой родительского выговора, жертвой обстоятельств в которой слышит в свою сторону лишь зло.

- Это не твои настоящие родители, Ребекка! Это не они! - Крис пытается помочь девушке, обращая к ней свой голос и игнорируя вопли своей ненастоящей матери, но это всё слишком сложно. - Нам нужно с ними сразиться, дать им понять, что мы их не боимся. Это ведь туман, просто туман.

Крис сжимает кулаки, закрывает глаза и чтобы не видеть лица матери, бежит вперед, размахивая руками, будто бы это самое смертельное оружие, которое мог видеть этот туман. Он надеется, что Бекки сделает тоже самое и вскоре они победят эту заразу, вонзившую им в сердце занозы боли.

[newDice=1:6:0:что там?]

1-2  - силуэты не исчезают, а подхватывают их и теперь они подняты в воздух, а над в небе можно увидеть эпизод из детства Бекки.
3-4 - силуэты бьются током и превращаются теперь в еще большие тени, но за ними виднеются новые двери.
5-6 - силуэты побеждены, а вместе них льется чей-то детский голосок и навстречу Крису и Бекки выходят их маленькие копии, которые ищут родителей.

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Great Hall » 25.09.96. Top secret