атмосферный хогвартс микроскопические посты
Здесь наливают сливочное пиво а еще выдают лимонные дольки

Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 23.12.96. жди меня, я когда-нибудь выйду из комнаты


23.12.96. жди меня, я когда-нибудь выйду из комнаты

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

жди меня, я когда-нибудь выйду из комнаты
https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/803/409984.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/803/50369.gif
Сэнфорд Хамберстон, Нерис Орпингтон
23 декабря 1996, после отбоя
класс астрономии

Двое волшебников, оставшихся на каникулах в школе, вдруг встречаются ночью там, где им не положено.

Отредактировано Nerys Orpington (06.04.24 22:11)

+3

2

После отбоя прошло наверное добрых полтора часа, а Сэнфорд никак не мог заставить себя уснуть. Лежал кровати и думал о том, что сестра наверное помогала сегодня маме готовиться к Рождеству. Вместе ходили в магазин, где Нэнси в очередной раз чувствовала свою беспомощность, понимая, что не сможет при необходимости достать что-то с самых верхних полок без помощи других неравнодушных волшебников, оказавшихся рядом. Не сможет легким движением палочки поднять тяжелые сумки, чтобы донести их до дома.

А Форд не сможет прийти в этот раз на помощь, поскольку еще в начале декабря отправил извиняющееся письмо с просьбой не ждать его домой на каникулы. Потому что кажется помощь в этот раз нужна была ему самому. И совсем не хотел он беспокоить своих девочек безобразно-грустным выражением лица, которое даже не было желания прятать. 

За месяц, конечно, стало сильно легче на душе, но парень все еще не был уверен, что сможет по обыкновению радоваться семейному празднику. Что вообще когда-то сможет вновь испытывать это искреннее чувство.

Отбрасывает одеяло и садится на кровати, шумно вздыхая, - смиряясь с тем, что кажется в очередной раз его ждет бессонная ночь. И конечно не видит никакого смысла залипать в потолок в надежде, что сон все же смилостивится и заберет его в свои объятия.

Мысль сходить в класс его любимой астрономии казалась довольно соблазнительной. Взять в руки телескоп, параллельно восхищаясь, что подобное могли сделать обычные магглы. Немного приблизить звезды, рассмотреть поближе.

Правда после отбоя наверняка кабинет был закрыт, но рискнуть и проверить определенно стоило, - это все еще лучше и продуктивнее подсчета несуществующих овец.

Он пробирается незримой тенью из гостиной, - наткнуться случайно на профессоров желания не возникало даже во время только начавшихся каникул.

Слабый свет от волшебной палочки немного освещает коридоры замка, рискуя разбудить спящие портреты. Однако отменять заклинание Форд не собирался, - споткнуться о ступеньки и разбить себе нос в его планы не входило.

Доходит до дверей кабинета, осторожно нажимая на дверную ручку, медленно опуская ее вниз, - на удивление, ручка поддается и опускается до конца, впуская Сэнфорда внутрь.

На самом деле он понимал, что кабинет не может быть открыт просто так, поэтому заметив в классе постороннюю студентку, не был удивлен. Кажется, даже помнил ее имя, - Нерис. Слышал перешептывания и слухи о ее болезненном расставании в начале года, но будучи увлеченным другой не вникал в подробности.

Занималась Нерис чем-то подозрительно-интересным, и Форд даже немного засмотрелся прежде, чем подать голос, обозначая свое присутствие.

- Привет, тоже не спится?

+1

3

Считалось, что проводящие Рождество в школе студенты должны грустить. И Нерис действительно было грустно. Но лишь по причине, что проводила свое последнее Рождество в стенах замка. 

Когда мамы не стало, не осталось и ни единой причины возвращаться домой. И то, что можно было остаться в Хогвартсе, спасало от ощущения своей неприкаянности. От мыслей о том, что пойти на самом деле и некуда — как же некуда, если можно получить в свое распоряжение целый замок? В период каникул он затихал. Не было гомонящих толп школьников, бродящих по коридорам. Хогвартс становился тихим и еще более волшебным — как будто сошедшим с открытки из альманаха. Острые башни, беспредельно высокое небо и падающие хлопья снега — и все это в замирающей тишине, которую не прервет чей-то дурацкий выкрик или смешок. Удивительно, но в такие периоды Нерис чувствовала себя куда менее одинокой, чем когда замок кишел людьми. О том, что такое одиночество в толпе, она знала не понаслышке. Потому что окружающие всегда имели свойство своим видом напоминать о том, чего лишена ее жизнь. 

На этих каникулах у Нерис была еще одна миссия. Цель, которую ведьма сама поставила для себя — она хотела сделать это Рождество особенным, и поэтому собиралась сделать своим подругам подарки. Возможностью отделаться безделушкой из “Зонко” или кулечком конфет из сладкого королевства у нее не было, как и денег. Но хотелось, чтобы подарки запомнились, несли в себе что-то персональное. Так в голову ей пришла идея небольшого альбома со школьными колдографиями. 

Камеру пришлось одолжить, а для каких-то кадров и вовсе договориться с владелицей, чтобы та украдкой сделала их сама. То еще испытания для коммуникативных способностей Нерис Орпингтон. Вот только частью сделки было то, что снимки слизеринка проявляет сама. 

Вариант с гостиной слизерина или спальней был отброшен почти сразу же — Нери не хотела, чтобы кто-то увидел ее и имел шанс испортить сюрприз. Поэтому укромным уголком был выбран класс, где проводили дневную астрономию. Почему-то именно он показался самым надежным и непопулярным местом, где и без того вечно складируют телескопы. Подумаешь, ничего не случится, если спрятать здесь что-нибудь еще. В прошлый раз все получилось без проблем, но черед заниматься второй частью снимков пришелся на первый день каникул. И после отбоя Нерис тихонько выскользнула из подземелий, чтобы пробраться в свою сегодняшнюю мастерскую.

Сам процесс не казался ей слишком сложным, хоть кроме магии требовал в определенной степени работать руками. Это даже нравилось Нери: в темноте развешивать карточки, чтобы просвечивать их специальным заклинанием. Процесс и так был медитативным, а каждый кадр навевал воспоминания, связанные с друзьями. В какой-то момент Нерис даже забыла, где находится, позволив собственным мыслям увлечь себя куда-то вдаль. Ив реальность ее вернул лишь голос — спокойный, но раздавшийся так неожиданно, что девушка выпустила из рук волшебную палочку.

Под ее восклицание та покатилась по полу, и огонек на ее кончике запустил по стенам класса круговорот теней. Нерис присела на корточки, пытаясь ее достать, но на самом деле эта реакция была продиктована страхом тоже. Стать маленькой, незаметной. Но глупо было пытаться сделать вид, что ее здесь не было. 

— Не думала, что здесь кто-то будет, — кое-как Нерис заставила себя заговорить, а потом выпрямилась, чтобы посмотреть на стоящего у двери парня и тут же отвести взгляд. — Привет... 

Руки сами потянулись к уже готовым снимкам, надеясь собрать их в стопку и спрятать от чужих глаз. Почему-то казалось, что это стыдно, если парень увидит все и сочтет ее излишне сентиментальной, расскажет всем. Хотя, с чего бы ему так делать? Они ведь никогда не общались, не имели ничего общего, хоть и посещали одни уроки. Нерис знала лишь имя и факультет, но не представляла, каким был Сэнфорд Хамберстон на самом деле. Станет он насмехаться над ней или просто уйдет? Будет ли угрожать рассказать преподавателям обо всем? Как вообще поступит?

— Только не зажигай лампы, — слегка испуганно сказала девушка, предостерегая Сэнфорда от того, чтобы тот испортил ее сегодняшнюю работу.

Отредактировано Nerys Orpington (07.04.24 11:41)

+1

4

Кажется, подкрадываться так тихо однозначно не стоило.

Услышав вскрик и ощутив вину за то, что напугал девушку, Форд поспешил успокоить ее. Правда стараясь смотреть скорее на зайчики на стенах от ее волшебной палочки, нежели на весьма интересную позу Нерис, залезающую под стол.

Мерлин, спасибо, что подошел не со спины.

- Прости, не хотел тебя напугать, - смущенно отвечает парень, когда слизеринка наконец вылезает из-под стола, чтобы не слышать его голос через деревянные парты. Мало ли, что ей послышалось бы внизу, - наученный горьким опытом с младшей сестрой подростком и тревожной матерью, Форд предпочитает перестраховаться. Девушки все же могут быть весьма непредсказуемыми, - услышат что-то не то, и все, можно считаться счастливым обладателем парочки новых синяков на теле и целым списком дел, который нужно сделать, дабы заслужить прощение.

Руки Нерис тем временем потянулись к лежащим на столе фотографиям. Сэнфорд узнает этот жест, - более, чем знакомый ему самому. Закрыть поскорее, чтобы никто не увидел. Ее движения словно кричат "это мои границы, и я бы не хотела, чтобы ты смотрел, пока сама не покажу".

Однако раз уж он пришел сюда с намерением провести свою бессонницу с пользой (или хотя бы с каким-нибудь смыслом), то почему бы и не воспользоваться шансом узнать об этой Нерис побольше? Все же избавиться от определенного рода стереотипов про стервозный характер слизеринских девушек было тяжело (даже имея друзей со змеиного факультета), и увидеть столь необычную реакцию казалось Форду чем-то уникальным.

Возможно, он даже находил это милым. Как давно после разрыва вообще считал что-то милым?

"Прогресс, Форд, не иначе".

- А то распугаю тебе все вдохновение? - в ответ на просьбу не зажигать свет легкая улыбка на лице, которую слизеринка возможно и не заметит в темном кабинете.

Однако свет казался будто бы действительно важным аспектом для нее. Поэтому Сэнфорд быстро исправляется.

- Не зажигаю, не переживай.

Он делает осторожный шаг к Нерис, словно боясь спугнуть дикого зверька. Вряд ли боялся получить каким-нибудь неприятным заклинанием в лицо, скорее действительно хотел расположить к себе девушку.

- Прости, если лезу не в свое дело, но... чем ты тут занимаешься?

Отредактировано Sanford Humberston (08.04.24 04:07)

+1

5

Нерис было неловко. Почему-то сентиментальность в ее мире считалась слабостью. Чем-то, что нужно держать в секрете. Снимки с друзьями здесь могли стать лишь предметом насмешки, оружием против нее самой. 

Проще говоря, Нерис до сих пор не избавилась от идеи, что окружающий мир — враждебен.

Это ощущение взрастало в ней слишком долго. С каждым криком отца, с каждым бессильным кивком матери, которой не смог помочь очередной целитель, с каждым презрительным взглядом кого-то, кто богаче и высокороднее, чем она. Нерис казалось, что люди вокруг считают себя лучше, смотрят на нее сверху вниз. Она отовсюду ждала подвоха, тем самым притягивая к себе возможности уколоться. Казалось бы, к выпускному пора уже зачерстветь. Поверить в то, что обретенные в школе друзья — это и есть тот самый знак от мира, готового протянуть свою руку. Почувствовать если не благодарность, то хотя бы облегчение...

Иногда так и было. Порой в компании с Бриджет или Тэмзин Нерис действительно чувствовала себя обычным подростком. Ей было легко смеяться над шутками Андреа, возиться в теплицах бок обок с Беллой, наблюдать как Ив вынимает свой пирсинг перед уроком. Но она наотрез отказывалась замечать тот факт, что помимо недоброжелателей, в Хогвартсе оказалось немало тех, кто готов отнестись к ней с теплом. Нерис замечала каждого человека в отдельности, дорожила каждым другом, как будто тот был единственным. Но в упор не видела общей картины, оставаясь у собственных иллюзий в заложниках. 

Мир был враждебен.

И в этом враждебном мире она не могла не бояться случайного парня с рейвенкло, который после отбоя вдруг тоже решил провести время в астрономическом классе. 

Нерис потупила взор, когда услышала фразу о вдохновении. Ей собственное занятие не казалось творческим. Делать фото — да. А вот проявлять — что в этом такого? Главное соблюдать все правила, чтобы снимки не засветились, тут не нужно много фантазии или даже ума. Необходимость потом собрать из кадров альбом, который требовалось оформить, почему-то было очень легко сбросить со счетов. 

Поэтому Нерис не знала, что сказать. Она молчала, наблюдая за каждым движением парня. Его шаг вперед отозвался гулким ударом сердца, но она не вздрогнула. Как будто не ощутила угрозы там, где ждала. У нее не было сил защищаться, но... может быть защищаться и не потребуется?

— Я проявляю снимки с колдокамеры, — наконец, решилась она ответить. — Это нужно делать практически в полной темноте, а еще я не хотела, чтобы кто-то увидел... 

На середине собственных оправданий Нерис все же оборвала себя. Сэнфорд спрашивал только о занятии, а не о том, почему она выбрала именно класс астрономии. Лишние подробности ему были ни к чему. 

— Прости, если это твое место, я не хотела помешать... 

Пришлось коснуться одной ладонью стола, чтобы стало чуть легче найти опору и для собственных эмоций тоже. Сердце в груди все еще билось часто, страх уходил постепенно, капля за каплей. Но он уступал место чувству собственной неуместности. Фантазия Нерис рисовала картины того, как парень приходит сюда ночью по своим собственным делам, провести время в одиночества. А теперь она стала лишней деталью этой мозаики и чувствовала неловкость. 

“Чувствовать себя лишним” — надежный механизм защиты, который раньше не давал сбой. Куда легче было самому объявить себя виноватым, нежели дожидаться обвинения от другого.

+1

6

Нерис смущенно опускает взор на снимки и отвечает, словно оправдываясь перед парнем. Обрывая себя на половине фразы.

От Форда не ускользнула ни ее неуверенность ни попытка защитить себя, - пусть и словами. Сколько раз ей приходилось вот так вот оправдываться перед другими людьми? Стараться влиться в компанию "не таких, как она", - тех, кого она считала лучше себя.

Сэнфорду это чувство было очень знакомо. Ему понадобилось добрых пять лет (и один шебутной друг с львиного факультета), чтобы понять, - для того, чтобы влиться в компанию надо быть... другим.

Ты или ломаешь себя или носишь маску, проявляя чудеса мимикрии в этом жестоком мире, - иначе остаешься аутсайдером до конца своих дней. И если девушкам немного проще, то для парней правила игры немного иные.

- Никогда не видел, как проявляют снимки с колдокамеры, - легкая улыбка играет на губах. Он осторожен, боится спугнуть. Младшая сестра в переходном подростковом периоде научила фактически считывать информацию по полутонам. Шаг влево - шаг вправо, и может случиться буря.

Как снимки с пленки превращаются в фотокарточки Сэнфорд действительно ранее не задумывался, хотя дома был далеко не один заполненный фотоальбом с колдофотографиями, - с кусочками семейного прошлого. Мать часто любила перелистывать их, показывая детям отца и их совместных друзей. Иногда парню даже казалось, что она живет прошлым, стараясь максимально забыться в настоящем.

- Давай договоримся, что для всего остального мира я не видел, что ты тут делаешь, - Форд опускает голос до полушепота. Сегодня все было немного странно. Сегодня будто есть они, а есть остальной мир.

Он опирается на соседнюю парту и складывает руки на груди, показывая, что уходить совсем не собирается.

- А ты мне тем временем расскажешь, как все происходит. Быть может, даже смогу помочь тебе?

Сэнфорд и сам бы не мог сказать, с чего вдруг предлагает свою помощь малознакомой сокурснице. Скука? Любопытство? А быть может потому, что на подсознательном уровне почувствовал, что они гораздо ближе, чем оба думают?

- Нет, нет, это место принадлежит профессору Синистре, а не мне, так что спрашивать в таком случае разрешения у нее надо, - смеется Форд, но все же добавляет, - но я был бы рад, если бы мы тут остались вдвоем.

+1

7

Нерис осторожно прислушивается к Сэнфорду, силясь уловить не столько смысл слов, сколько интонации. Издевки или угрозы она не слышит. Ей даже чудится толика любопытства, но девушка одергивает себя. С чего бы кому-то проявлять к ней сейчас интерес?

А если к магическим колдографиям?

По коже бегут предательские мурашки, когда парень понижает свой голос. Нерис обхватывает ладонью предплечье и нервно закусывает губу. Ей всегда казалось, что за фразой “давай договоримся” обычно не следует ничего хорошего. Но Сэнфорд как будто предлагает ей неплохую сделку, соглашаясь хранить эту ночь в секрете. Удивительным образом, он подбирает нужные слова, словно ключ к замку.

Да, в представлении Нерис мир все еще враждебен. Но если они решат, что этот самый остальной мир сегодня останется за порогом класса, то значит, можно перестать так бояться.

Девчонка и сама не понимает, почему слова эти работают на нее почти что магически. Кивает Сэнфорду раньше, чем сама успевает осознать и испугаться собственного согласия. Успокаивает себя тем, что у нее в запасе все равно нет ни единого козыря — выставить мальчишку из класса силой она не сможет, а развязывать ссору совсем не хочет. В конце концов, пока тот сидит поодаль на парте, все, кажется, в порядке. 

Пальцы разжимаются, позволяя готовым снимкам лечь обратно на стол, и некоторое время Нерис молчит. Только сердце взволнованно бьется о клетку ребер, 

“Мы тут остались вдвоем”. 

Ох.

— Я не большой специалист, у меня даже нет своей камеры, — наконец, тихонько заговаривает она слегка извиняющимся тоном. — Мне помогла однокурсница, но она уехала домой на каникулы, а я хотела успеть к Рождеству...

Замолчав, Нерис качает головой, будто укоряя себя за то, что сказала лишнее. Ее ведь просили рассказать о том, как проявлять снимки, только и всего. Истории о том, как ей пришло в голову делать фотоальбом, и чего это стоило, можно оставить для подруг. 

Она отворачивается к столу, чувствуя себя особенно уязвимой, оставляя Сэнфорда за спиной. Пальцы медленно перебирают пузырьки с зельями, листы бумаги и прямоугольные полосы уже проявленной пленки.

— На самом деле это не очень сложно. Сначала нужно обработать пленку специальным раствором-проявителем, а потом еще одним, чтобы картинка закрепилась и не размазалась. Это важно делать в темноте, свет может испортить кадры... Точно не знаю, как это работает. Но работает. Потом с высохшей пленки картинку нужно заклинанием перенести на бумагу, из которой делают колдографии. Это... я лучше покажу.

Нерис и сама удивилась тому, насколько спокойнее зазвучал ее голос, стоило ей заговорить о чем-то отстраненном. Она в жизни бы не подумала, что, оставшись в полутемном классе вдвоем с малознакомым парнем, будет способна на такой монолог. 

Бросив на Сэнфорда встревоженный взгляд, она указала ему на белый прямоугольник, висящий в воздухе — на самом деле тот держался на одной из телескопических трубок, которых в классе было в достатке. Придирчиво склонившись над пленкой, Нерис отделила кусочек, выбрав один из кадров. Подняв темный прямоугольник перед собой, она направила луч света из палочки таким образом, чтобы тот проходил через пленку и падал на будущую колдографию. Чем-то было похоже на театр теней. С сосредоточенным выражением лица девушка несколько секунд кистью подравнивала направление луча, после чего негромко произнесла заклинание. И прямоугольник, бывший недавно белым, стремительно потемнел. Теперь на нем угадывался силуэт девушки, поднявшей свою волшебную палочку. Судя по антуражу, можно было понять, что снимок сделан на занятиях дуэльного клуба. Однако изображение все еще не двигалось, и пока было больше похоже на маггловский снимок, чем на волшебный.

+2

8

Нерис кивает, молчаливо соглашаясь с компанией Форда, - и тот сам удивляется, сколь приятно ее согласие и как хочется вздохнуть с облегчением. Обычно он делал все не так по мнению своей младшей сестры, и быстро оказывался выставлен из ее комнаты прочь. Особенно в последние пару лет.

Девушка хотела было рассказать принцип проявки, но переходит на оправдания, и Форд понимающе молчит, - не перебивает, не акцентирует внимания. Нери и сама будто понимает, что сказала не то, отворачиваясь, явно чувствуя себя уязвимой. Сэнфорд понимает, что явно не жалость она пытается вызвать, но подумывает о том, чтобы начать откладывать деньги. Пока что просто... копить. А потом, кто знает, может и на новую колдокамеру хватит?

- Думаю, вдвоем мы точно успеем все сделать к празднику.

Он дожидается, когда Нерис все же начнет рассказывать принцип проявки, отвлекаясь и наконец выглядя более расслабленной. И Форд невольно засматривается на ее профиль, освещаемый лишь волшебной палочкой и лунным светом, проникающим в кабинет через окна. Мысль о том, что она очень красивая мелькает где-то на границе сознания, но быстро отставляется в сторону.

Все еще слишком страшно ему думать о подобном вновь.

Подходит к девушке поближе, чтобы рассмотреть движения рук и наконец смотрит на получившееся колдофото, цепляясь за него как за возможность отвлечься.

- Ого, я кажется знаю это место! Дуэльный клуб, верно? Ты туда ходишь? - лицо еще не проявилось, и было сложно понять, кто стоит на будущей колдофотографии. Это проявление было похоже на какой-то особый вид магии, неподвластный Сэнфорду, но ему нравилось завороженно смотреть, как казавшийся белым лист бумаги приобретает изображение постепенно, - прямо на глазах. Словно на рассвете наблюдаешь, как распускается цветок навстречу солнцу. Правда процесс проявки все же был немного быстрее.

- Так, ладно, как будто бы я что-то начинаю понимать. Разрешишь попробовать? Только сильно не ругайся, если сделаю что-то не так, - Сэнфорд смущенно смеется, прекрасно понимая, что первые кадры могут быть испорчены безвозвратно, и надеется, что Нерис доверит ему проявлять не самые важные колдофото.

Парень протягивает руку в ожидании, что слизеринка сама ему вложит в ладонь пленку или хотя бы покажет, что именно взять и спрашивает с мягкой улыбкой:

- А ты для себя проявляешь или попросил кто-то?

На самом деле подобное увлечение ему казалось действительно очень милым, и если бы была возможность выкроить время для подобных вещей, - фактически запечатление памятных моментов, то Форд бы не раздумывая выбрал колдографию своим хобби.

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Time-Turner » 23.12.96. жди меня, я когда-нибудь выйду из комнаты