Drink Butterbeer!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Department of Mysteries » Nerys Orpington


Nerys Orpington

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/803/694042.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/2e/af/803/960054.gif

Имя героя, дата рождения и возраст:
Nerys Evangeline Orpington / Нерис Эванжелин Орпингтон
14 мая 1979, 17 лет.

Род деятельности:
» Слизерин, 7 курс.
» Факультативы: магическая теория.

Ссылка на страницу из Википедии:
https://harrypotter.fandom.com/wiki/Nerys_Orpington

Общее описание:
Как же разозлился отец, когда узнал, что мать — ведьма...

Нет, не так.

Он был в ярости. И для Нерис его гнев быстро стал привычным, потому что она очень хотела выжить. И очень хотела верить в то, что ее семья может быть нормальной.

Разве мог подумать Чарли Питерс, магл до мозга костей, что когда-нибудь женится на ведьме? Разве правнучка министра магии Элла Орпингтон могла представить себе, что выйдет замуж за простеца и будет прятать от него свою волшебную палочку? Их токсичные отношения вспыхнули в один миг — Чарли играл в рок-группе, а Элла бунтовала против консервативных родителей. Их жажда протеста вылилась в секс на первом свидании, а затем во взрывной и бурный роман. И всего через несколько месяцев колдунья поняла, что беременна. 

Ей пришлось использовать магию, чтобы Питерс согласился жениться — Элла хотела доказать родителям, что построит свою собственную жизнь. И свадьба для этой цели подходила гораздо лучше, чем принесенный в отчий дом в подоле ребенок и размазанные по щекам слезы матери-одиночки. Они начали жить вместе, в квартире Чарли, но по мере роста срока Элле делалось все трудней скрывать правду. И однажды, накануне рождения дочери, она применила чары при муже. 

Ссора, во время которой они разнесли половину квартиры, спровоцировала преждевременные роды. Элла отправилась с больницу, а Чарльз — в запой. Он впервые увидел дочь лишь месяц спустя — к тому моменту малышка уже получила имя Нерис и фамилию матери. Отцовских чувств в нем не пробудилось — Чарли побаивался “ведьминского отродья”. Но все же не пал достаточно низко, чтобы вымещать на младенце злость — все выплескивалось в их регулярных ссорах с женой. Они вечно кричали друг на друга, даже могли прибегнуть к рукоприкладству. Но потом, каждый раз внезапно, наступало эйфорийное перемирие, обычно завершающееся отъездом отца в очередной тур или на концерт. Возможно, это было дело рук Эллы, но казалось, Чарли в такие моменты становится куда терпимее к волшебству. К той самой магии, с помощью которой можно было не вставая приманить с кухни бутылку пива, без пульта переключить канал на их стареньком телевизоре, и без зазрения совести заставить представителя банка забыть о том, что он пришел обсудить задолженность по кредиту. Чревоугодие, пристрастие к алкоголю, ревность — все это казалось нормальным, если дает повод провести время вместе. 

Нерис выросла в атмосфере сильных эмоциональных качелей. Забота в ее сознании прочно переплелась с агрессией, а любовь — с давлением и абьюзом. Каждый ребенок хочет верить, что мама и папа любят друг друга, так ведь? И Нерис верила, впитывая нездоровые паттерны поведения словно губка. Будучи нервным ребенком, не приученным к ласке и привыкшим становиться в защитную стойку при первой возможности, она все сильнее закрывалась в панцирь от мира.

Письмо из Хогвартса стало для нее тем самым шансом на исправление. Возможностью увидеть другую жизнь и вылепить из себя нового человека, залатать раны. Но Нерис уверена, что этот единственный шанс она продолбала, и не перестает себя за это винить. 

На младших курсах ее пожирала зависть. На слизерине хватало чистокровных ребят из семей с достатком, и Орпингтон, которой никогда не хватало карманных денег, чувствовала себя “ниже здешней планки”. Чтобы не стать изгоем, Нерис активно рассказывала всем про свою прапрабабушку, которая была когда-то министром магии, и стыдливо молчала насчет маггла-отца. Было лишь два варианта — изображать напускную гордость, или смириться со своей второсортностью. И Нери выбрала первый. До боли закусывала губу, впивалась в ладонь ногтями, когда никто не видел, но продолжала гнуть свою линию. 

С четырнадцати лет она пытается подрабатывать на каникулах, копит монетки на парадную мантию к рождественскому балу, и во время похода за учебниками в Косой стыдливо обменивает их в Гринготтсе на сикли и кнаты, пока мама не видит. Это несложно — с каждым годом Элла становится все апатичнее и рассеяннее. То ли образ жизни окончательно доконал ее, то ли вечный стресс и ссоры с супругом. Она явно теряет интерес к жизни. Нерис видит это, пытается в свои приезды ее хоть как-то расшевелить, но ничего не выходит.

И летом, накануне дня, когда сова из Хогвартса должна принести для девочки результаты С.О.В, Элла Орпингтон уходит из жизни. Ей некому помешать — дочь ушла погулять с соседской собакой, а муж уехал на очередные гастроли. Вернувшись, он почему-то не вздыхает с облегчением, сбросив с себя “ведьминское ярмо” — ведь на его шее все равно осталась другая ведьма. А еще оказалось, что именно Элла заставляла его как-то шевелиться, именно она вдохновляла на песни, помогала закрывать дыры в их бюджете и хоть как-то следила за тем, чтобы дом выглядел обитаемо. Он вдруг понял, что за все годы грызни успел срастись с этой женщиной и как-то по-своему извращенно, но все же любил. И в своем горе он винит дочь, которая должна была присмотреть за матерью, но не справилась. 

Обычно напротив, родители должны смотреть за детьми. Нерис же вдруг понимает, что самая взрослая здесь она — со своими чувствами и потребностями ей некогда разбираться, нужно как-то пытаться сдержать чужие. Так было и раньше, но теперь становится особенно четко видно, будто кто-то выкрутил лампы в театре теней. 

Орпингтон по-прежнему держит лицо, но за внешним фасадом все начинает рушиться. Вслед за отцом она начинает винить себя во всем, во всех смертных грехах. Будто из-за нее родители вечно ссорились — не родись она, Элла и дальше смогла бы скрывать свою магию. Это она оказалась недостаточно хороша, чтобы мама хотя бы ради нее пыталась жить дальше. Это она ведет себя как дрянь с единственным человеком в школе, который действительно пытается ей помочь. Это она каждый день врет окружающим, что держит все под контролем, пока сдерживать внутренних демонов становится невыносимо сложно.

"Лгунья" — осторожно пишет она режущим заклинанием на своей фарфоровой коже — спасибо за идею Долорес Амбридж. Раньше Нерис пряталась лучше, тщательнее, но к шестому курсу ее штормит все сильнее. Она уже успела овладеть множеством целительных заклинаний, поэтому никто не видит шрамы — их почти нет. Никто ничего не знает о том, как Орпингтон втыкает иглы в ладони, режет кожу на бедрах или выгибает большие пальцы до хруста и искр из глаз. Ей нравится боль — она помогает хоть ненадолго почувствовать облегчение.

Испытать то незнакомое ощущение, как будто бы ее все простили.

А еще объятия гриффиндорца, возомнившего себя чертовым спасателем. Нерис думает, что она чувствует к парню? Жадность до ласки и похоть, стоит этому хорошему мальчику целомудренно на нее посмотреть? То, какой он хороший, будто бы только делает ее хуже. От ссоры до неловких поцелуев в их тайном месте — Орпингтон раз за разом раскачивает эти качели изо всех сил, чтобы почувствовать себя нужной. Чтобы хоть что-то почувствовать. 

А потом в очередной раз он не возвращается. Не бежит к ней, как делал каждый раз, чтобы девчонка не вытворяла. И Орпингтон ставит себя перед сложным выбором: впасть в уныние или не дать парню по-настоящему уйти от нее... 

Мама уже ушла, Нери не выдержит, если ее оставят еще раз.

И плевать, что сравнивать суицид и поход на свидание с другой девушкой — верх одержимости или слепоты. Нерис считает, что хуже, чем она есть сейчас, ей уже не стать. Нужно просто изменить тактику... Нужно вспомнить, какой хотел ее видеть герой романа, оборвавшегося внезапно. Нужно вновь переломить себя, выйти из темноты.

Но точно ли только для того, чтобы вернуть бывшего? Или Нерис вновь нужно бороться за свою выживаемость, но на этот раз уже не с внешним, а со своим внутренним миром.


» Результаты СОВ/ЖАБА:
Астрономия — У;
Заклинания — В;
Защита от Тёмных Искусств — П;
Зельеварение — В;
История Магии — У;
Древние руны — В;
Прорицание — П;
Травология — У;
Трансфигурация — В;

» Предметы, выбранные для изучения на старших курсах: Астрономия, Трансфигурация, Заклинания, ЗоТИ, Травология, Зельеварение, Прорицания.
» Волшебная палочка: акация, волчья шерсть, 10,5 дюймов.

Прототип:
Milly Alcock

Примечания:
» Раньше была длинноволосой блондинкой, но перед седьмым курсом отрезала волосы.
» По-крупному рассорилась с отцом на каникулах, и не уверена, что после выпуска ей есть куда возвращаться.
» На профориентационной консультации с деканом ответила, что хочет стать целителем. На самом деле ничего особенно не хочет, но колдомедицинскими чарами действительно владеет очень хорошо для школьницы. Возможность тереться где-нибудь вокруг Помфри ее немного успокаивает.

Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Nerys Orpington (01.11.23 11:43)

+3

2

https://i.ibb.co/DWGXrT4/2UwQ6.gif
Добро пожаловать на «Drink Butterbeer»!

0

3

https://i.ibb.co/cXGrr4J/128-16.png
х р о н о л о г и я

10.09.96. тебя назад не звали
14.12.96. Факультатив по Теории Магии [с]

Отредактировано Nerys Orpington (02.11.23 19:52)

0


Вы здесь » Drink Butterbeer! » Department of Mysteries » Nerys Orpington